mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Categories:

Рученьки - грабельки. I

Продолжим осторожно пробираться в той мути, адрес которой я привел в первой части. Пробираться так, что бы на те грабельки не наступить.

"Именно козаков Вырвидуба и Вергуна краеведы считают «отцами» Луганска, а не императрицу Екатерину ІІ, подписавшую 14 ноября 1795 указ об основании чугунолитейного завода, с сооружением которого обычно и связывают возникновение города.

Действительно, странно было бы предположить, что завод решили разбить в чистом поле, вдалеке от поселений. В указе Екатерины ІІ об основании Луганского чугунолитейного завода от 1795 года говорится, что "завод основан на реке Лугань у села Каменный Брод". Село тут уже было, значит, согласно существующим у историков правилам, нужно считать годом основания не время подписания очередного, пусть даже и важного, указа, а время первого упоминания населенного пункта в письменных источниках.

Если запорожские казаки были отцами-основателями, то «крестным отцом» точно стал шотландский инженер и предприниматель Карл Гаскойн. Он изучил полезные ископаемые нашего края и, оценив всю инфраструктуру, решил строить чугунолитейный завод именно здесь.

Пушки нужны были для обороны южных рубежей Российской империи от турков. Медь была слишком дорогим материалом, правительство решило использовать гораздо более дешевый чугун. Екатерина ІІ подписала тот самый указ о строительстве завода. Директором назначили того самого Карла Карловича. И завертелось

Рабочие и специалисты в основном привлекались из российских губерний, а вот административно-технический персонал полностью состоял из англичан, приглашенных Гаскойном. Каменный Брод и Вергунка стали первыми населенными пунктами, принявшими строителей и рабочих литейного завода. Позже вокруг завода возник поселок, получивший название Луганский завод. Первой его улицей стала улица Английская, на которой селились иностранные специалисты. Тут же находился и дом самого Гаскойна"


Ну, с этими шустрыми и пронырливыми, можно сказать с уверенностью, что разобрались. Теперь разберемся с английским десантом.

Когда я в молодости познакомился с историей истоков Луганска, который начался с момента строительства завода, я так же был очарован этой достаточно романтической историей и личностью Карла Гаскойна. Шотландец, покинул свою родину, где он имел неплохое положение в обществе. Приехал в далекую Россию и все силы отдавал на ее обустройство. Мало того, он привез в Дикое поле, в дикие и необустроенные края еще и своих соотечественников сподвижников и они не жалея живота своего...

Молодости свойствен романтизм, когда эмоции от картины затмевают некоторые мысли. Мудрость приходит с годами (пардон). И с годами у меня по этому поводу, по поводу возникновения завода и города рядом с ним, стали возникать кое какие вопросы.

На строительство Луганского литейного завода был и выделены деньги, на которые финансировался черноморский флот. Сам факт этот говорит, что завод  и Черноморский флот были тесно взаимосвязаны. На эти деньги ,которые ушли на строительство завода, вполне могли построить еще несколько военных судов. Или вложить их в укрепление базы флота, будущего Севастополя.  На завод этот правительство возлагало больше виды. Ради него были закрыты мелкие неперспективные заводы в центральной России (Липецкие заводы) и на юге.  (Херсонский пушечно - медный завод).

И каков результат деятельности этих энтузиастов - англичан? Каков выхлоп? Нулевой. Построили домну, организовали добычу угля, построили коксовые батареи. Выплавку чугуна должны были производить по новой для России технологии, на угольном коксе. До них этого никто не делал. И никто не мог дать экспертную оценку их работы. Провели первую плавку и все. Они могли указывать любую причину. Подтвердить или опровергнуть причины на тот момент никто не мог. И завод, планировавшийся как крупнейший производитель чугуна на юге России, превратился в чугунопередельный. На привозном чугуне. Жил бы в те времена Лаврентий Палыч, этот английский десант, за их такую деятельность, вручную парусники бы толкал по северному морскому пути. А так, им все сошло с рук. А через два года тот цех, где стояла та домна, благополучно сгорел. Нет тела - нет дела...

И выглядит эта их деятельность, как не особо и скрываемое вредительство.

Россия прорвалась в Черное море. В сферу влияния Британии и становилась ее чувствительным конкурентом. Луганский Литейный завод в первоначально задуманном виде сильно укреплял российский флот на Черном море. А завод этот строили выходцы с Британских островов. Как то уж много совпадений и не в пользу России.

По мере погружения в тему, связанную с предисторией и строительством завода, открываются интересный факты. Которых в Википедии не найти. А так, да. Прочел в вики ,слегка поменял, скопипастил и все .Эксперт в истории Луганска и завода.

"...В 1715 году Бахмутский солепромысел, до тех пор находившийся в частном ведении, перешел в казну.
Именно в период усиления и возросшей роли Бахмута на арену выходят управляющий соляным промыслом Никита Вепрейский и надзиратель Бахмутской крепости капитан Семен Чирков. Много проблем перед ними вставало в то время. Одна из важнейших - обеспечение прибыльной деятельности солепромысла.

Бахмутский солепромысел находился в ведении Камор-коллегии, суть и задачи которой определил сам Петр 1 при ее учреждении. В указе рукой Петра было написано: „ Камор-коллегиум содержит учреждение и расположение и надсмотр всем доходам в государстве (кроме расходов) и отчет, также мундир и все подряды." Следовательно, обеспечение и учет доходов - вот главная ее задача.
В условиях степного безлесья все более острой проблемой для Бахмутского солепромысла становится обеспечение топливом, заставлявшая задумываться о поисках новых его видов.

Таким топливом мог стать каменный уголь. В немалых количествах он нужен был и взамен древесного угля для Бахмутских казенных кузниц. Выжигать на месте древесный уголь было все более затруднительно. Не хватало нужных пород леса. Доставлять же его издалека обходилось недешево. Да и в пути изрядное количество угля приходило в негодность.

В то время топливная проблема не менее остро стояла и перед страной в целом. На нужды металлургического производства изводились значительные массивы лесов. Не случайно правительству Петра 1 под угрозой строжайшей ответственности пришлось запретить рубку лесов. Выход виделся в применении каменного угля. И его повсеместно стали искать. Поиски полезных ископаемых стимулировала Берг-привилегия, принятая Петром 1."


"В конце 1721 года образцы найденных полезных ископаемых Велрейский и Чирков отправили в Петербург, в Камор-коллегию. Получив из Бахмута три боченка с углем и рудами, в ведомстве были озадачены. Здесь не было своих специалистов, чтобы определить качество присланных минералов и руд. В начале января 1722 года Камор-коллегия переслала доставленную из Бахмута посылку в государственную Берг-коллегию - центральное ведомство по управлению горнорудной промышленностью России, где были специалисты и лаборатория по определению качества руд.

Факт этот был официально зарегистрирован в канцелярии Берг-коллегии: „В прошлом 1722 году генваря 20-го дня в Берг-коллегию от президента Камор-коллегии господина Голицына прислано для объявления разных руд для проб в двух боченках да еще в боченке земляного уголья, которые де сысканы близ Бахмутских заводов."


Залежи железной руды или копи железной руды, как тогда говорили, были открыты за семдесять лет до того ,как на берегу Лугани высадился английский десант. Но с месторождением коксующегося угля в районе Лисьей Балки, открытие которого так же приписывают этому английскому десанту, то же не все так однозначно.

"По приказанию Екатеринославского губернатора Коховского, надворный советник Аврамов в поисках новых месторождений каменного угля поздней осенью 1792 года совершил поездку по берегам Северского Донца. Она завершилась удачей. Аврамов открыл месторождение каменного угля на земле крестьян села Верхнего, в урочище Лисья балка. Этому месторождению суждено было сыграть важную роль в начале промышленной разработки каменного угля в Донбассе.

Сам Аврамов в рапорте Коховскому 4 декабря 1792 года об этом писал так:

„... Ездил я за прииском каменного угля по берегу реки Донца, начав от Серебрянки, вниз по течению до села Вышнего. И сколько нынешнее холодное время позволило, старался делать по примечаниям разработки в разных местах. Напоследок при помянутом селе Вышнем, от оного вверх по Донцу верстах в четырех в казенных к тому селу принадлежащих дачах, в боераке, называемом Лисичьим, найден мною слой каменного угля толщиною в аршин. В длину открыт шурфами на 25 сажен".

Далее Аврамов рассказывает, что ввиду снегопадов и заморозков разработку угля дальше невозможно было производить. Он взял здесь образцы каменного угля, послал их губернатору для пробы. Исследователь недр убедился в перспективности открытого ом месторождения. Оно содержало большие запасы каменного угля. Об этом он судил и по толщине пласта, и по наличию в том же буераке в различных местах других пластов достаточной мощности.

Аврамов сам опробовал уголь. Качество его оказалось высоким. Об этом с удовлетворением отметил он в рапорте губернатору. „. . . Да уголь, -писал он, - по чинимому мною опыту оказался несравненно лучшей доброты, нежели тот, который открыт был в Донецком уезде при речке Белой".

Выгоду месторождения угля в балке Лисьей Аврамов видел и в его положении. Оно находилось на берегу Северского Донца. Аврамов рассчитывал, что каменный уголь отсюда можно будет отправлять в приморские города по реке.

Поскольку уголь в Лисьей балке, как сообщал Аврамов, лежал на глубине сажень семи, то добывать его он предполагал по горному правилу штольнями. А раз так, то потребуется лес для крепления. Лес, по данным исследователя недр, имелся в наличиии совсем рядом, в одной версте от месторождения угля на противоположной стороне реки Донца. Он просил губернатора „купить оного лесу на первый случай хотя десятин до трех в вырубку и нынешнюю зимою перевозить на те места, при которых добыча угля происходить будет..." Для заготовки леса требовалось до пятисот рублей.

В письме тайному советнику В. С. Попову от 20 декабря 1792 года губернатор В. В. Коховский высоко оценил факт открытия Аврамовым каменного угля в балке Лисьей. По уверению трех голандцев - Волана, фон-Платена и Ферстера, - писал он, присланное от Аврамова уголье есть лучшей доброты. Для опыта мы сами топили им печку. Губернатор просил командировать к Аврамову знающих горное дело людей.

Чтобы ускорить дело, губернатор не стал ждать повеления сверху, пока разрешат ему финансировать добычу угля в Лисьей балке. Он писал: „Требуемые им ныне 500 рублей отправлю моих собственных, дабы не потерять времени удобного в рубке лесов и перевозке их через реку по льду. При наступлении весны отправлюсь я в оные места, где посоветовавшись с г. Аврамовым, помыслю о способах к беспрерывному производству добывания уголья и, сколь то быть может, без.дальних казенных издержек.

В 1793 году, после значительной подготовки, в Лисьей балке начались работы по добыче угля. Однако первые шаги оказались неудачными. Пройденный шурф залило водой. Аврамов бросил угольные залежи в Лисьей балке и перешел немного ниже по Донцу, в район нынешней балки Осьмушной. Там, в балке Ореховой, он вскрыл залегавший на поверхности пласт угля и стал его разрабатывать."

"...К. Гаскойну, приписывали  открытие каменного угля в Донбассе. В. Домгер в „Кратком очерке истории геологии Донецкого каменноугольного бассейна" (Харьков, 1881 г.), сообщив, о находке каменного угля капитаном Скорняковым и козаком Двуженовым на землях Войска Донского, писал:„В это же самое время в Екатеринославской губернии подобные же открытия были сделаны англичанином Гаскойном сначала по р. Белой, а потом в Лисичьей балке... (стр.13). На самом деле право открытия угля Гаскойну не принадлежит. Он и сам не претендовал на открытие.

В то время, когда ему поручили обследовать местность и организовать строительство литейного завода на юге страны, Госкоин состоял директором Олонецких металлургических заводов. Приехав в бассейн Северского Донца в начале лета 1794 года, Карл Госкоин ознакомился с местностью в нижнем течении реки Лугани, нашел удобным именно здесь построить Екатеринославский литейно-пушечный завод, который позже назовут по имени речки Луганским. Он осмотрел ряд месторождений полезных ископаемых, сведения о которых получил от горной экспедиции Черноморского флота, побывал в селе Белом и решил отправиться вверх по Северскому Донцу.

В одном из писем Госкоин рассказывал следующее. Ехал он вдоль берега Северского Донца. В трех верстах от села Третья Рота, вверх по течению, увидел команду Аврамова. В балке Ореховой она добывала каменный уголь, пласт которого выходил на поверхность и был обнажен на расстоянии 50 саженей. Этот пласт Госкоин назвал „вонющим". До балки Лисьей, где Аврамов в конце 1792 года открыл каменноугольное месторождение, осталось полторы-две версты.

Разумеется, Аврамов исходивший эти места за два года вдоль и поперек, стал первым гидом Госкоина по прилегающим местам
.

Так Карл Госкоин ознакомился с балкой Лисьей, глубоко разрезавшей крутой, гористый берег Донца, с живописными окрестностями урочища, с его подземными богатствами. Эти необычные места сразу привлекли, глубоко заинтересовали его. Не последнюю роль сыграл тут и сам Донец, который виделся ему как транспортная артерия для доставки угля на будущий завод."


Гаскойн пришел в эти места на все готовое. По крайней мере, это касается угля и железной руды.

И еще один интересный вопрос, почему место для будущего завода было выбрано именно там, где сейчас раскинулся Дуганск И что повлияло на выбор места, наличие рядом села или что то другое?

Если бы тот чел, который копаясь в своих грабельках в мозгу, хоть раз бы прошелся вдоль Лугани и посмотрел на ее русло. Он бы увидел что ровно до того места, где начали строительство завода, русло изгибается как змея. В одном месте течение идет с севера на юг и тут же разворачивается в противоположную сторону. С юга на север.  А место под завод выбирали с расчетом на то ,что бы транспортировать по Донцу, а потом и по Лугани Кокс с Лисьей балки и потом продукцию завода на юг.  Ниже расположение завода русло реки изгибается, но те так круто.  И полюс к этому, выше по течению в Лугань впадете два притока .речка Ольховая и речка Белая. Дополнительный запас воды в пруды завода. На главном из которых стояли прудовые колеса, приводы различных механизмов и доменного поддува.

Ну и вишенка на тортик:



Дом Карла Гаскойна в Петербурге. Если бы такой его дом стоял  рядом с Луганским заводом на улице Английской, то там бы больше ничего не поместилось.

Надво́рный сове́тник — гражданский чин 7-го класса в Табели о рангах в Российской империи.
Данный чин соответствовал воинским чинам подполковника в армии, войскового старшины у казаков и капитана II ранга

Оцените уровень ответсвенности  и важности в вопросе поиска качественного угля. Подполковник копается в грязи и живет в скотских условиях с целью поиска угля.

Выдержки из книг :

Подов В.И., "Открытие Донбасса: Исторический очерк. Документы."
Подов В.И "Первенец металлургии Донбасса: Исторический очерк. Документы".
Подов В. И. "Шахты и рудники Донбасса. Исторический очерк. Документы"

Tags: Луганск, история, наш край
Subscribe

  • Юнна Мориц. Стихи о Донбассе.

    А не надо грозным басом Разговаривать с Донбассом, Там не будет базы НАТО, Это - всё, что видеть надо. Там Бессмертный Полк Детей, Он - превыше…

  • Тотал Вор.

    "Это ужасная ситуация, я даже не хочу ее представлять. Я против этого. Будем надеяться, что это невозможно. Иначе будет большая война. Мы…

  • Зориновка.

    Когда то давно, задолго до войны, гуляли мы с ребенком в окрестностях хутора Малинового. Хутор стоит не очень далеко от печально известной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments