mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Categories:

Хруст германской булки.

В продолжении очень интересной темы о промышленной революции в Росии на переломе веков.

гартман1

В Российской империи действовали филиалы крупнейших электротехнических компаний Германии – «Сименс и Гальске» (Siemens & Halske) и «Всеобщая электрическая компания» (Allgemeine Elektricitaets-Gesellschaft – AEG). В машиностроительной отрасли среди основных предприятий – филиалов немецких компаний были «Машиностроительное акционерное общество братьев Клейн» (с капиталом 934 тыс. руб., правлением в Германии и представительством в Риге); «Акционерное общество моторов «Даймлер»» (с капиталом 500 тыс. руб.); «Акционерное общество заводов двигателей «Отто Дейтц» (с капиталом 1,2 млн руб.). Из предприятий, зарегистрированных в России и созданных с участием немецкого капитала, крупнейшими были «Русское общество машиностроительных заводов братьев Кертинг», «Акционерное общество «Артур Коппель»», «Общество рижского чугунолитейного и машиностроительного завода», «Общество котельных и механических заводов «В. Фицнер и К. Гампер»», «Русское соединенное общество машиностроительных заводов «Г. А. Лесснер»»

Одной из наибольших компаний с немецким капиталом было «Акционерное общество для постройки экономических путей сообщения и механических приспособлений «Артур Кoппель»». Общество было учреждено 11 августа 1897 г. для прокладки железных дорог и производства различного оборудования для них.  .

Кроме того, общеизвестными в те годы были фабрики «хлопчатобумажного короля» Людвига Кнопа, торговый дом «Вогау и К°», банкирский дом «И. В. Юнкер и К°», кондитерское производство товарищества «Эйнем», текстильные предприятия «Товарищества мануфактур Людвиг Рабенек» и др.

В 1885 г. министр иностранных дел Российской империи Н.К. Гире и посол Германии в России фон Швейниц поставили свои подписи под документом, получившим название «О взаимном признании и ограждении в России и Германии прав акционерных обществ». В содержательной части договора было обозначено, что «акционерные (анонимные) общества и другие товарищества: торговые, промышленные или финансовые, имеющие местопребывание в одной из обеих стран и надлежащим порядком там учрежденные, согласно действующим законам, будут признаваться в другой стране как имеющие законное существование и именно пользоваться в оной правом судебной защиты в судебных учреждениях как в качестве истцов, так и ответчиков». В документе далее подчеркивалось: «Вышеизложенное
постановление вовсе не касается вопроса о допущении или недопущении [к открытию деятельности акционерных обществ]... Допущение или недопущение всегда зависит от правил, существующих в этом отношении в сей последней стране»

Для сношений иностранной компании с государственными учреждениями в России назначался ответственный агент. Зачастую в роли агентов выступали немцы, имевшие русское подданство и длительное время проживавшие в империи. Так, например, в качестве ответственного агента германского горнопромышленного общества «Пиролюнит» выступал Герман Мейер, интересы Общества русской горнозаводской промышленности официально представлял Фаддей Гантке. Ответственным агентом общества «Дейтчер Кайзер» был Рудольф Кох. Общество русскойгорнозаводской промышленности в качестве ответственного агента назначило Бернгарда Трейенсфельса."
В российской международной торговле к началу ХХ века Германия занимала первое место среди других государств. С 1880 по 1900 гг. 30–35% импорта иностранных товаров в Россию «идет из Германии или через Германию». Среди товаров, ввозимых в Германию, доля российских была гораздо меньше – в 1880–1900 гг. в среднем 11–13%.

По данным 1913 г., немецких капиталов, допущенных к операциям в России, было 90,9 млн руб. По размеру иностранного капитала, допущенного к операциям в России, лидировали Англия (154,4 млн руб.), Франция (141,2 млн руб.) и Бельгия (135,6 млн руб.). Однако по величине иностранного капитала в российских акционерных обществах однозначно лидировала Германия – 287,1 млн руб. Французского капитала в акционерных обществах было на 112,1 млн руб., английского на 72,1 млн.

В 1887 г. для развития в Екатеринославской и Херсонской губерниях металлургической и машиностроительной отраслей — организации и строительства горных и машиностроительных заводов, разработки рудников и копей, торговли продукцией указанных заводов в России и за границей — учреждается Южно-Российское Днепровское металлургическое общество (ЮРДМО) с основным капиталом 5 млн руб. Учредителями выступили действительный статский советник кн. В.Н. Тенишев, дворянин В.А. Ляский, лодзинский 1-й гильдии купец Эдуард Гербст, подданные Бельгии Карл Деллуа-Матье, барон де-Макар, Георгий О. Пастор и Адольф Грейнер, германские подданные Вильгельм Еллис Рау и Роберт Сюрмонд45.

В 1899 г. учреждается Краматорское металлургическое общество (КМО). Его основателем выступил Конрад Ульрихович Гампер, предприниматель немецкой национальности с российским подданством, совладелец базировавшейся в Царстве Польском фирмы «В. Фицнер и К. Гампер». Целями общества уставом были определены содержание и развитие действий механических заводов в Харьковской губернии, при станции Краматорская Курско-Харьковско-Севастопольской железной дороги, добыча полезных ископаемых, устройство и эксплуатация чугунолитейных, металлургических и горных заводов, а также торговля собственной продукцией.

Накануне войны КМО имело машиностроительный, литейный, чугуноплавильный, сталелитейный и прокатный заводы, на которых было занято 2850 рабочих. Основной продукцией являлись краны и подъемные машины, лебедки, компрессоры, насосы, оборудование сталелитейных и прокатных заводов, паровые машины, паровозы, чугун разных сортов, ферромарганец, сортовое и проволочное железо. Годовая производительность достигала 11 — 12 млн руб. В Петербурге, Москве, Харькове, Риге, Киеве, Одессе, Вильно и Баку имелись представительства по продаже изделий завода. Предприятие поддерживало тесное сотрудничество с акционерным обществом Германского маш иностроительного завода, бывший «Бехем и Кетман» (Дуйсбург), фирмой Людвига Штуккенголыш (Веттер-на-Рейне), Бенратским машиностроительным заводом (Бенрат), акционерным обществом «Доннерсмаргютте» (Забрже).

Акционерное общество русской железной промышленности являлось одним из немногих предприятий на Юге России, учрежденных на основе германского устава. История его возникновения такова. Созданное в 1885 г. общество Б. Гантке, действовавшее в Царстве Польском, перенесло свою деятельность в Екатеринославскую губернию. В 1890 г. общество ввело в строй механический завод в Екатеринославе. Через пять лет был построен завод металлических изделий в Саратове. Постоянно расширяя производственную базу, общество попало в долги. Это было использовано германским концерном «Оберайзе» (Oberschlesische Eisen-Industri A.-G.), который приобрел акции общества Гантке. Заводы в Саратове и Екатеринославе были переданы специально образованному по этому случаю в Берлине в 1900 г. Акционерному обществу русской железной промышленности (Russische-Eisenindustrie-Aktiengesellschaft) с основным капиталом 4,5 млн немецких марок (2,08 млн руб.), состоящим из 4500 акций номинальной стоимостью по 1 тыс. марок. Ответственным агентом общества был назначен Фаддей Гантке.

Становление и развитие российской тяжелой промышленности на Юге России неразрывно связано с именем Адольфа Ротштейна, германского подданного и председателя правления Петербургского Международного коммерческого банка. Проявление активности в тяжелой промышленности Юга России не могло остаться незамеченным для одного из самых видных ф нансистов своего времени. В 1896 г. Ротштейн и гражданин США Эдмунд Смит выступили в качестве учредителей Никополь-Мариупольского горного и металлургического акционерного общества. Большая часть акций принадлежала руководимому Ротштейном Петербургскому Международному банку; 450 акций на собрании акционеров было представлено самим Ротштейном, ставшим членом правления общества. После его смерти в 1911 г. в правлении общества состоял подданный Германии Ф. Пфейфер, также являвшийся акционером Никополь-Мариупольского общества. Еще один подданный Германии, Рашке, накануне войны обладал 25 акциями общества.

В 1889 г. было учреждено Общество русских трубопрокатных заводов. Непосредственное участие в акционировании данного предприятия приняло Лондонское отделение Немецкого банка. В списке акционеров, присутствующих на собрании общества, встречаются имена германских подданных: Альберт Ган, Георг Ган, Генрих Эйзнер, Юлий Розенфельд, А. Крауш и др. По числу акций, предъявленных подданными Германии на собрании акционеров 18 октября 1903 г., можно сделать вывод о достаточно большом удельном весе германского капитала: из 5758 акций 2362 принадлежали четырем германским подданным. В составе основного капитала общества, неоднократно увеличивавшегося и к началу войны достигшего 6 млн руб., германские инвестиции можно оценить в 2,5 млн руб.

Германское промышленное предприятие — одна из самых известных силезских фирм «Фриденсхютте» — в 1895 г. приняло участие в создании Донецко-Юрьевского металлургического общества (ДЮМО) в качестве акционера и кредитора. Основной капитал общества составлял 8 млн руб.70 Донецко-Юрьевский чугуноплавильный завод оснащался германскими промышленниками по последнему слову техники. Для подачи воздуха в доменные печи использовались три горизонтальные воздуходувные машины германского производства, являвшиеся техническим новшеством и соответствовавшие лучшим мировым стандартам.

Германским оборудованием был также оснащен завод Русско- Бельгийского металлургического общества. Во многом благодаря современной технике и технологии обществу удалось добиться высоких производственных результатов: в 1900 г. оно заняло четвертое место в России по выплавке чугуна. Накануне войны из основного капитала в 20 млн руб. лишь небольшая по объему часть относилась на счет германских инвестиций —примерно 3 млн руб.77

Перед Первой мировой войной в Области войска Донского добычу антрацита вело акционерное общество «Рудник Карл». Начало этому предприятию было положено в 1900 г. германским предпринимателем К. Дуда, который приобрел участок земли в собственность за 70875 руб. Вскоре это предприятие попало в поле зрения руководства Московского акционерного общества для производства цемента и других строительных материалов и торговли ими — владельцев торгового дома «Вогау и К°». Антрацит был наиболее эффективен для топки печей цементных заводов, цена на него из года в год поднималась. Не желая переплачивать при его покупке, Московское цементное
общество решилось в 1903 г. на приобретение антрацитового рудника около дер. Хрустальная. В 1911 г. предприятие преобразовалось в акционерное общество с основным капиталом в 1,2 млн руб. Среди акционеров по национальному составу доминировали немцы, но подданными Германии значились немногие (Браун, Иенссн, один из членов семейства Вогау). Из 6 тыс. акций на момент начала войны подданным Германии принадлежало 1380 акций номиналом по 200 руб.; доля германских инвестиций соответственно оценивается в 276 тыс. руб.

Подданному Германии Бруно Бендеру в 1907 г. от Товарищества «П.А. Марков и Б.Г. Гиммельфарб» было предоставлено право на разработку антрацита в Есауловской волости вблизи Таганрога сроком на 12 лет. В обязанность Б. Бендера входило ежегодно вырабатывать не менее 1200 тыс. пудов антрацита с уплатой за каждый выработанный и вывезенный пуд угля 0,01 руб. Кроме того, Б. Бендер должен был платить в областное правление установленную пошлину в размере коп- с пуда угля. Одним участком предприниматель не ограничился, получив право в этом же году на ведение работ по разработке угля при пос. Новонадеждовка. Через некоторое время он совместно с горным инженером М.Н. Ляминым выступил в качестве учредителя акционерного Общества антрацитовых рудников «Боково» с основным капиталом 500 тыс. руб. В составе общества было три рудника. Один из них до основания указанного общества находился на войсковом участке и на земле Новонадеждинского сельского общества и принадлежал Товариществу Боковских антрацитовых рудников «Бруно Бендер», второй принадлежал лично Б. Бендеру. Б. Бендер вкладывал свой капитал не только в горное дело. В Харькове ему принадлежала фабрика гальванических элементов под названием «Бруно Бендер»(сейчас завод Свет Шахтера), на которой были заняты 15 рабочих.

В конце 90-х гг. XIX в. в горной промышленности Области войска Донского, как и на всем Юге России, утвердился франко- бельгийский капитал. Из 12 крупных акционерных обществ в горнодобывающей промышленности Дона лишь одно было германским — Анонимное акционерное общество русской горнозаводской промышленности (Russische Montanindustrie A.-G.) с правлением в Берлине, расположенное в пос. Нижне-Крынский Зуевской волости Таганрогского округа. Это было перспективное предприятие, о чем свидетельствует рост численности рабочих с 700 чел. в 1901 г. до 3000 чел. в 1913 г. Предприятие было оснащено 55 паровыми и электрическими двигателями, 130 коксовыми печами, имело 6,5 версты собственных подъездных желе шолорожных путей к Екатерининской железной дороге. Фабрикация кокса являлась главным направлением деятельности предприятия. Уголь ему поставляло Екатерининское горнопромышленное общество.

На 1907 г. в состав предприятия в России входили Ясиновские каменноугольные копи в Таганрогском округе Области войска Донского и каменноугольные копи в Екатеринославской губернии.

На Юге России сооружением коксовых печей с устройством по получению сопутствующих продуктов на угледобывающих
предприятиях в районе Мариуполя в 1899 г. занимался также бельгийский предприниматель Франц Жозеф Коллин, руководитель Дортмундского предприятия по строительству коксовых печей. Кроме того, в период 1890—1900 гг. строительством коксовых печей в России занималась фирма «Дюри и Бернард».

В незначительной степени германский капитал был представлен в акционерном обществе «Ртутное и угольное дело А. Ауэрбаха и К0». Основатель предприятия Александр Ауэрбах был помещиком, тверским дворянином; он родился в России и отношения к Германии не имел. Из 12 тыс. акций общества, номинал каждой из которых составлял 125 руб. при основном капитале 1,5 млн руб., германский подданный Г.Г. Рауперт накануне войны имел 500 акций. Таким образом, германский капитал в рассматриваемом предприятии составлял 62,5 тыс. руб. Остальные акционеры являлись русскими подданными, в правлении общества также были отечественные предприниматели.

Единственным акционером — подданным Германии значился в акционерном Обществе Эрастовских каменноугольных копей в Харькове Артур Карлович Клаузис. Ему принадлежали по именным предварительным свидетельствам 3994 акции на сумму 399,4 тыс. руб

Аналогичная ситуация была в Донецко-Грушевском акционерном обществе каменноугольных и антрацитовых копей (бывш. «Грушевский антрацит»), учрежденном в 1905 г. русскими углепромышленниками Н.Д. Стахеевым и В.В. Максимовым с основным капиталом 2,4 млн руб. Подданный Германии О.В. Оффенбахер имел 200 акций номиналом по 250 руб.

Совсем незначительную часть акций в Обществе Петро-Марьевских и Варваропольских объединенных каменноугольных копей, по состоянию на апрель 1914 г., имел подданный Германии Август Иванович Ритчср — 15 акций при основном капитане общества в 4,5 млн руб., состоящем из 45 тыс. акций.

В.А. Мауве, германский подданный, являлся членом правления Франко-Русского горного общества.Участие германского капитала в каменноугольной отрасли Юга можно оценить как незначительное. Выражалось оно в сумме примерно 3,68 млн руб.

Более заметно германский капитал на Юге России был представлен в добыче железных и марганцевых руд. В 1907 г. с целью производства в России операций по покупке и продаже железных и марганцевых руд в Берлине было учреждено акционерное общество «Пиролюцит» (Pyroluzit-Aktiengesellschaft). Основной капитал, равный 1,5 млн немецких марок (694,5 тыс. руб.), полностью был предназначен для действий в России. В состав правления, находящегося в Бейтене (Верхняя Силезия), входили три человека: Адольф Зоненшейн из Витковиц, купец Феликс Веньямин из Бейтена, Антон Янус из Цабрза. В наблюдательный совет входили коммерческий советник Луи Грюнфельд из Бейтена, генеральный директор Юлиус Гохгезанд из Цабрза, Георг Мейер из Варшавы, Людвиг Закс из Шарлоттенбурга, генеральный директор Фридрих Шустер из Витковиц.

Практически сразу после официального разрешения производить операции в России последовало обращение руководства общества «Пиролюцит» об изменении условий деятельности. В прошении поверенного общества говорилось, что «в целях успешного ведения операций» необходимо «организовать собственную добычу марганцевой, железной и других руд». Далее следовало ходатайство о предоставлении обществу права арендовать в Екатеринославской губернии у общества крестьян селения Красногригорьевка участок земли с залежами марганцевых руд в 50 дес., а также брать в аренду смежные рудные участки площадью в общей сложности не более 50 дес. После этого первый пункт условий деятельности в России общества «Пиролюцит» претерпел изменения, и оно получило право заниматься разведкой и добычей марганцевой руды на участке крестьян Красногригорьевки.

К марганцевым и железным рудам Криворожья было привлечено внимание еще одной германской фирмы — Акционерного общества горнопромышленников «Дейтчер Кайзер» (Gewerkschaft Deutscher Keiser), правление которого находилось в Гамборне. По уставу целью общества являлась разработка рудника «Дейтчер Кайзер» в Германии, а также устройство и организация различных сооружений и предприятий для эксплуатации названного рудника. Основной капитал общества в 1 млн немецких марок состоял из 1 тыс. неделимых куксов (паев), стоимостью по 1 тыс. немецких марок. Для операций в России была определена сумма в 600 тыс. немецких марок.

В начале февраля 1910 г. обществу было разрешено производить в России операции по экспорту руды, угля и зерна, осуществлять устройство и эксплуатацию, в связи с этой деятельностью, элеваторов и других приспособлений. Предприятие входило в структуру концерна Августа Тиссена, крупнейшего промышленника Германии. Как отмечает М. Раш, до конца XIX в. Юг России не входил в сферу интересов Тиссена. К тому времени он принимал участие в инвестировании предприятий, занимающихся добычей руды в Алжире, Испании, Северной Норвегии и Нормандии. Главной его целью было обеспечение сырьем собственных металлургических предприятий. Экспорт южнорусской руды, осуществляемый морем через г. Николаев, продолжительное время находился в руках крупных торговых фирм «Мюллер и К0» (Роттердам) и «Равак и Грюнфельд» (Бейтен). «Дейтчер Кайзер» приняло энергичные меры по разрушению сложившейся монополии В апреле 1908 г. под руководством Рудольфа Ивановича Коха, немца с российским подданством, уже функционировала контора по закупке южнорусской руды. В своей деятельности германское предприятие опиралось на вице-консула Германии в Николаеве Фришена, владевшего частью Николаевского порта. Перед царским правительством с ходатайством о выделении германскому предприятию арендных площадей /ия строительства оборудованных по последнему слову техники погрузочных устройств выступал барон Т.А. Траубенберг.

Развитию горного дела и металлургии Юга России содействовала германская фирма «Альфонс Кустодис» (Дюссельдорф), которая до 1899 г. осуществляла деятельность на Юге России через свой филиал — техническую контору Товарищества «В.Г. Пономарев и П.П. Рыжов» в Харькове, специализировавшуюся на капитальном строительстве и оснащении оборудованием объектов металлургической и горной промышленности. Только в период 1896—1899 гг. на Юге России филиалом германской фирмы было построено 118 труб. Заказы были выполнены для следующих предприятий: Донецко-Юрьевского металлургического общества, Харьковского паровозостроительного
завода, Таганрогского металлургического завода «Нев, Вильде и К°», паровозостроительного завода Гартмана в Луганске, Южно - Российского Днепровского металлургического общества, Брянского металлургического общества (завод в Екатеринославской губернии), Общества Криворожских железных руд (при станице Алмазная), Краматорского металлургического общества, Макеевских сталелитейных заводов. Общества трубопрокатных заводов (бывш. Шодуар), Никополь-Мариупольского горного и металлургического общества (станция Сартана. Екатеринославская губерния) и др.

Германский опыт в таком специфическом направлении строительной индустрии, как сооружение фабричных труб и печей, был востребован практически всеми крупнейшими предприятиями базовой отрасли Юга России в период интенсивного роста. Отделения упомянутой германской фирмы ф ункционировали также в Петербурге и Москве. В начале 1900 г. Анонимное общество для постройки фабричных труб и печей «Альфонс Кустодис» (впоследствии переименованное в Акционерное общество технических и промышленных построек «А.Кустодис») было допущено к деятельности в России. Общество исполняло работы по постройке дымовых фабричных труб и обжиговых печей для кирпича и извести, по установке паровых котлов, по устройству и эксплуатации заводов кирпичных и гончарных изделий. Из основного капитала в 900 тыс. марок для операций в России было выделено 250 тыс. марок. В составе предприятия в России значились фабрика фабричных труб и печей (осн. в 1900 г.) в Нахичевани-на-Дону в Области войска Донского и завод огнеупорных изделий в с. Дружковка Бахмутского уезда Екатеринославской губернии (осн. в 1901 г.)118.

В оснащении металлургических и горных предприятий Юга России принимала участие также фирма подданного Германии Вильгельма Эйхнера, расположенная в Харькове. Она специализировалась на заказах по изготовлению и монтажу железных конструкций. В 1908 г. фирма перешла в новоучреждаемое общество «Блейхерт и Эйхнер. Первый русский завод проволочно-канатных дорог». Фактически это предприятие являлось филиалом германской фирмы в Лейпциге «Адольф Блейхерт и К0» (Adolf Bleichen & K °)l.

Примером внедрения германских промыш ленников в маш иностроительную отрасль Юга России является создание в 1897 г. Екатеринославского машиностроительного общества (Jekaterinoslawer Maschinenbau-Aktien-Geselschaft). Его учредителями выступили подданный России граф Сигизмунд Велепольский и германский подданный Фриц Гессенбрух, представлявший интересы Дуйсбургского машиностроительного акционерного общества. Основной капитал фирмы первоначально был определен в размере 900 тыс. руб., который состоял из 1800 акций номинальной стоимостью по 500 руб. Все акции общества распределялись между учредителями и приглашенными ими к участию в предприятии лицами. В соответствии с уставом общества, правление находилось в Екатеринославе и состояло из пяти директоров.

Согласно сведениям, собранным представителем Генерального консульства во Ф ранкфурте-на-Майне, член правления общества германский подданный Франц Гессенбрух характеризовался следующим образом: «...состоит представителем одной из самых крупных и деятельных фабрик в Дуйсбурге и пользуется безупречной репутацией, что же касается имущественной состоятельности, то как его личные дела, так и дела фирмы, представителем коей он состоит, находятся в блестящем положении».

О весомой роли Дуйсбургского машиностроительного завода в хозяйственной жизни Германии говорит, в частности, следующий факт: в 1896 г. в кооперации с германским электротехническим обществом «Гелиос» завод построил первый в мире электрический портовый кран. На Россию и российский рынок руководство предприятия обратило внимание в связи с расширением строительства железнодорожной сети, портовой инфраструктуры и развитием судоходства. Открытие в России дочернего предприятия было продиктовано протекционистскими мерами российского правительства. Немецкие промышленники, ввозившие в Россию свою продукцию, желали сохранить финансовые средства посредством экономии на транспортных расходах и таможенных тарифах.

Новое общество учреждалось в целях устройства и эксплуатации в Новомосковском уезде Екатеринославской губернии на принадлежащем подданному Германии инженеру П. Томасу участке земли завода, изготавливающего «всякого рода машины и чугунолитейные и кованые изделия...». Участок П. Томаса передавался в собственность общества. Сделка состоялась на довольно- таки большую сумму — 81165 руб., но при этом были приобретены строящаяся на участке фабрика и заготовленный материал на сумму 44410 руб. Инженер Пауль Томас был специально приглашен Дуйсбургским машиностроительным обществом для выполнения работ по строительству завода в Екатеринославе, так как имел опыт работы в России и положительную репутацию. Новое предприятие строилось по образцам и чертежам Дуйсбургского машиностроительного завода.

Во многом благодаря германским инвестициям и передовому германскому опыту в машиностроении, на Юге России в конце XIX в. появился один из крупнейших паровозостроительных заводов, расположенный в Луганске, основателем которого был Густав Гартман (1841 — 1910). Это был известный в Германии предприниматель, достойно продолжавший семейное дело, связанное с машиностроительной отраслью. Благодаря его деятельности металлургический завод в Лаухгаммере стал ведущим предприятием в Германии. В 1887 г. Гартман стал директором Дрезденского банка.

Деятельность предприятия была успешной. Выпуск паровозов начался в 1900 г. В 1905 г. был поставлен рекорд — произведено 245 паровозов. Завод изготавливал также машины и механизмы для нефтепроводов, вагонные оси, рессоры, котлы, резервуары, цистерны, металлоконструкции для мостов, корпуса турбин для судов, стационарные машины мощностью до 50 л. с. для нефтяной промышленности, подъемники, смесители, чугунные снаряды, аппараты для химических заводов. Металлургический отдел производил литые мартеновские болванки, сортовое, листовое и кровельное железо, огнеупорный кирпич.

Германские предприниматели сыграли определенную роль в становлении и другого паровозостроительного предприятия на Юге России, расположенного в Харькове, — акционерного Русского паровозостроительного и механического общества. Его учредителями являлись председатель Петербургского биржевого комитета A.C. Прозоров, директор Петербургского Частного коммерческого банка А.И. Мураний и французский предприниматель Филипп Буэ, владевший машиностроительным заводом в Париже.

Однако дело не обошлось без оснащения предприятия германским оборудованием. В 1896 г. при первых шагах по возведению завода правлением общества была организована деловая поездка во Францию для ведущего специалиста инженера Врублевского. Ее целью было посещение железнодорожных мастерских и машиностроительных заводов, в первую очередь завода Ф. Буэ, где русский инженер должен был ознакомиться с оборудованием, которым намечалось оснастить завод в Харькове. Врублевский же настоял на необходимости посещения и одного из германских предприятий — завода Гентшеля в Касселе. Там ежегодно выпускалось до 300 паровозов и размещались заказы на подвижной состав для России
.
При основании завода в качестве поставщиков необходимого оборудования и материалов были представлены следующие немецкие предприятия: Мейсенский чугунолитейный и механический завод, бывш. Ф.Л. и Е. Якоби (Meisner Eisengiesse re i und Maschinenbau-Anstalt, vormals F.L. & E. Jakobi), Берлинско-Ангальтское машиностроительное общество в Дессау (Berlin-Anhaltsche Maschinenbau A.G., in Dessau), Саксонский машиностроительный завод, Хемниц, бывш. Рих. Гартман в Хемнице (Sächsische Maschinenfabrik zu Chemnitz, vormals Rich. Hartmann in Chemnitz), Хемницкий инструментальный завод, бывш. А. Вильхе и К0 (Chemnitzer Werkzeugmaschinen Fabrik, vormals
A. Wilhe & С0) 148, а также Чугунолитейный и машиностроительный завод «Кригар и Иссен», Ганновер (Krigar & Ihssen Eisen-Giesserei und Maschinen-Fabrik, H annover)

Контакт с германскими предпринимателями поддерживался и после окончания строительства завода, но уже на другой основе. Заслуживает внимания деловое партнерство с фирмой «Эргард и Земер» в Саарбрюкеие. На протяжении 1908—1910 гг. германская фирма неоднократно предоставляла харьковскому заводу чертежи и право на производство патентованных изделий, оборудования для машиностроительных и металлургических заводов. В результате укрепившихся деловых связей на свет появился договор между правлением общества и фирмой «Эргард и Земер» на право выпуска машин и изделий, производимых германской фирмой. Согласно этому договору российское общество получало все чертежи германской фирмы и монопольное право на выполнение поступающих заказов для России. Германская сторона получала единовременную уплату и 4% от стоимости каждого произведенного в Харькове изделия по чертежам фирмы «Эргард и Земер»

В 1873 г. одесский 1-й гильдии купец Адольф Беллино, вюртембергские подданные Эмиль Гегг и Людвиг Коммерель выступили учредителями Товарищества механического и чугунолитейного завода под фирмой «Беллино—Фендерих в Одессе». Основной капитал товарищества — 600 тыс. руб. — состоял из 1200 паев номиналом по 500 руб. В уставе товарищества было оговорено, что при последующих выпусках паев преимущественное право на приобретение принадлежит учредителям. Целью общества являлось продолжение и развитие действий механического и чугунолитейного завода, принадлежавшего торговому дому «Беллино—Фендерих и К0», построившему предприятие в 1862 г.

Однако толчок развитию предприятия дало заключение договора (приблизительно в 1858 г.) между английской фирмой «Клейтон, Шуттльворт и К°» и торговым домом «С. Фендерих и К°» в Одессе о совместной деятельности по сбыту земледельческих орудий и сельскохозяйственных машин. Одесскому торговому дому отводилась роль генерального агента на Юге России. Уловив направление конъюнктуры, торговый дом «С. Фендерих и К0» стал специализироваться на реализации агротехники и других производителей сельскохозяйственных машин из Англии и, отчасти, Германии. В 1860 г. торговый дом выступал в качестве представителя восьми английских промышленных фирм. Были открыты склады в Одессе и Харькове. После 1862 г. фирма начинает осваивать выпуск собственной продукции. За образцы были взяты английские машины и аграрные орудия, которые в некоторой степени усовершенствовались с учетом местных особенностей. В связи с сильной конкуренцией на рынке сельскохозяйственных машин и орудий предприятие осваивает выпуск и других групп товаров: слесарных инструментов, оборудования для предприятий легкой промышленности.

Наращивание мощностей конкурентами из среды немецких колонистов Юга России (И. Ген) и постепенное вытеснение с внутреннего рынка вынудили предприятие перейти в 1870-е гг. к строительству пароходов. Освоив данное производство, завод со временем сконцентрировал у себя больш инство заказов одесских судовладельцев на ремонт плавсредств и изготовление судовых котлов, машин и механизмов. К концу 1880-х гг. завод отремонтировал более 250 судов, а также построил несколько пароходов. В официальных отчетах 1870—1880-х гг. завод был назван лучшим предприятием данного профиля на Юге России. В это время численность рабочих на предприятии достигала почти 500 чел., завод производил ежегодно продукции на 500—700 тыс. руб.1. Помимо ремонта и постройки судов, на заводе также производили вагоны для городской конно-железной дороги. Не отдавало инициативу предприятие и в начале XX в. В 1910 г. на заводе был построен самый большой пароход в Одессе. Его водоизмещение составляло 1100 т.

С фирмой «Беллино—Фендерих» была связана карьера известного предпринимателя Максимилиана Гельфериха (1828—1901), вюртембергского подданного, основателя торгово-промышленной фирмы «Гельферих-Саде» в Харькове, которая специализировалась на производстве и продаже сельскохозяйственных машин и орудий. Переселившись в Россию в 1851 г., Гельферих с 1853 г. стал руководить агентством фирмы «Беллино—Фендерих » в Харькове. Деловая активность Гельфериха постоянно росла: после расширения склада в 1875 г. последовало создание в 1878 г. мастерской по производству кузнечных и слесарных работ. В 1882 г. предприятие Гельфериха приступило к выпуску собственной продукции. В 1895 г. на основе чугунолитейного и механического завода для производства машин и орудий в Харькове, принадлежащего М.Х. Гельфериху, было учреждено паевое товарищество «М. Гельферих-Саде».

Из книг:
Щербаков И. В. Германские инвестиции и предприниматели в промышленности Юга России (70-е гг. XIX в. - 1914 г.
С.З. Мошенский  Рынок ценных бумаг Российской империи

Tags: Донбасс, история, шахта
Subscribe

  • С воскресных покатушек.

    Сегодня идет легкий весенний дождик, который сделал мне выходной в моих огородных делах. А в воскресенье был настоящий солнечный весенний день.…

  • Что нужно знать о сумеречном украинском военном гении.

    Это пограничная река Деркул. Я фотографировал здесь за пару лет до войны. Это брод. Ему как минимум лет четыреста. Он так же обозначен на царских…

  • Юнна Мориц. Стихи о Донбассе.

    А не надо грозным басом Разговаривать с Донбассом, Там не будет базы НАТО, Это - всё, что видеть надо. Там Бессмертный Полк Детей, Он - превыше…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments