mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Categories:

Исповедная роспись.

Исповедная роспись (Исповедальная ведомость, Духовная роспись, Великопостная роспись) — ежегодный отчётный документ, составляемый по каждому приходу православной церкви в Российской Империи в XVIII — начале XX вв. и представляющий собой посемейный список всех проживающих на его территории прихожан (как правило, за исключением младенцев возрастом менее 1 года), с указанием для каждого человека, был ли он в этом году во время Великого поста (в святую великую Четыредесятницу), или во время других трёх постов, на исповеди и причащался ли у своего священника, а если нет — то по какой причине (например, за малолетством).

Один экземпляр росписи оставался на хранении в церкви, другой отсылался в консисторию, где, как правило, подшивался в дело вместе с отчётами по соседним приходам (например, приходам одного и того же духовного правления). В настоящее время исповедные росписи хранятся в региональных архивах в фондах духовных консисторий, духовных правлений, епархиальных управлений, отдельных церквей. В РГИА — в фондах «Духовное правление при протопресвитере военного и морского духовенства синода» и «Канцелярия заведующего придворным духовенством МИДв».

Поскольку в исповедных росписях фиксировалось социальное положение, владельческая принадлежность (например, для крестьян и дворовых людей), место жительства, возраст, состав семьи прихожан, то данные документы, наряду с метрическими книгами, являются одними из важнейших источников в генеалогических исследованиях. Ценность исповедных росписей особенно существенна по тем территориям, на которых переписи населения проводились нерегулярно (например, Левобережной Украине), или их материалы не сохранились до нашего времени.

Старейшая инструкция по составлению исповедных росписей была принята святейшим патриархом Московским Адрианом ещё 26 декабря 1697 года. Её появление было связано с борьбой со старообрядчеством и выявлением раскольников. Исповедные росписи должны были представлять собой три списка. В первом перечислялись бывшие на исповеди прихожане, во втором — не ходившие на исповедь, в третьем — раскольники. Однако тогда эта отчётность не была воплощена в жизнь. В 1716 году Петром I был издан указ «О хождении на исповедь повсегодно, о штрафе за неисполнение сего правила, и о положении на раскольников двойного оклада», этим же указом было предписано духовникам подавать светским властям именные списки неисповедавшихся. Однако этот указ первые годы продолжал не исполняться; лишь с 1718 года начинают составляться первые росписи.[1] 7 марта 1722 года Синодом был принят указ, который обязывал всех прихожан «быть на исповеди и причастии, начиная с 7 лет, у своего священника». Отсутствующие больше года в своём приходе могли исповедаться и причаститься у другого священнослужителя, но после должны были об этом предъявить справку в церковь по месту проживания. В том же 1722 году, 16 июля, совместным Сенатским и Синодским приказом было установлено обязательное ведение исповедных росписей. Окончательно форма исповедных росписей, которая просуществовала практически неизменной до их отмены, была определена указом императрицы Анны Иоановны в 1737 году. Необходимость ведения исповедных росписей была отменена только в 1917 году. Однако, в отдельно взятых приходах они продолжали составляться и некоторое время после. Согласно бюллетеню Центрархива РСФСР от 25 мая 1927 года, все исповедные росписи, начиная с 1865 года и более поздние, подлежали уничтожению в архивах, как не имеющие исторической ценности.

Содержание исповедных росписей

Содержание, достоверность, полнота описания в исповедных росписях различались и зависели от нескольких причин — от года написания этого документа, от местности в которой находился приход, от прилежания переписчика, от наличия в приходе своего священника, или священника входящего. Обычно текст росписи переписывался с прошлогоднего документа с внесением в него изменений за прошедший период, исправлением старых ошибок и созданием ошибок новых. В некоторых случаях порядок описания и тексты двух смежных по годам росписей мало схожи между собой, что может свидетельствовать о проведении какой-то локальной церковной переписи.

В начале документа шло его название примерно такого содержания.

    «Роспись [шло название епархии, название духовного правления, могло упоминаться светское административное деление (губерния, уезд)] села [название села, выставки, погоста и т. д.] церкви [название церкви] священника [имя фамилия священника] с причетники обретающихся при оной церкви в приходе нижеявленных чинов людей со изъявлением против коегождо имяни о бытии их во святую и великую четыредесятницу, також и в протчия посты, у исповеди и святаго причастия за сей [цифрами писался год] год.»

Далее шли собственно списки прихожан, занесённые в таблицу примерно такого содержания.

роспись1
В столбцах [1], [2], [3] записывался порядковый номер двора (дома, семьи), лица мужского и лица женского пола соответственно.

В столбцах [5] и [6] — число лет лица мужского, женского пола (как правило, возраст указывался приближённо).

В столбце [4] как раз и размещался список прихожан. В заголовке этого столбца обычно записывалась та социальная группа, к которой принадлежали перечисленные в нём на данной странице люди: духовные и их домашние (обычно в первую очередь в списках шёл сам церковный причт), военные и их домашние, дворяне и их домашние, дворовые и их домашние, крестьяне и их домашние (или просто — поселяне) и так далее. Иногда здесь же приводилось название селения, где проживали указанные прихожане (обычно названия селений писались прямо в списке). Если населённый пункт принадлежал нескольким владельцам (помещикам), то в росписи присутствовали его описания по каждому владельцу отдельно, и не обязательно эти описания были расположены рядом друг с другом. В некоторых случаях в конце росписи могло находиться ещё и дополнение по селению с теми жителями, которые по каким-то причинам не были упомянуты в основном тексте. Иногда в конце исповедных находился список церковных причётников соседних приходов, для которых местный священник был духовником.

Всего в исповедных росписях, помимо раскольников, с 1713 по 1842 год официально разделяли 7 социальных групп, с 1843 по 1860 год — шесть, начиная с 1861 года — пять: духовные, военные, статские, городские станы и крестьяне.

В селениях описание шло по дворам (домам, семьям). Вначале записывался его глава с фамилией (если была), именем, отчеством; затем его жена с именем и отчеством (если переписчик не забывал его указать), или отмечалось вдовство; после — их дети с именами, их супруги и дети; более дальние родственники: племянники, срощенники, подсоседники и так далее.

[7], [8] и [9] столбцы предназначались для отметок об исповедовании и прохождении причастия. В некоторых исповедных вместо трех столбцов обходились двумя, или вообще одним. Так, в [7] напротив исповедовшегося и причастившегося прихожанина писали был, была, но чаще объединяли сразу некоторую группу скобкой и отмечали были все. Более подробные записи можно встретить у имён церковного причта. Тут иногда упоминали сколько раз в году исповедовался и причащался, например, священник, а изредка и у кого и где. Напротив неисповедавшихся и непричастившихся лиц в этом столбце ставили прочерк, а в [9] указывали причину: за малолетством, по нерачению, за старообрядчеством и так далее. Столбец [8] использовался по назначению крайне редко, и чаще всего — как свободное место для неуместившегося текста в [7].

По лицевым листам исповедной росписи священник церкви ставил свою скрепу (подпись), например: (л.1) К сей (л.2) духовной (л.3) росписи (л.3) священник (л.4) […] руку приложил. Другие члены церковного причта полистно обычно не расписывались. Помимо священника, на листах росписи может находиться также скрепа представителя духовного правления.

После этой таблицы шла вторая — сводная ведомость по приходу или табель. В ней приводился общий итог: сколько дворов, сколько душ той или иной социальной группы, мужского и женского пола в приходе.

В конце документа шло заверительное объявление, что в нём всё верно написано, без укрывательства и приписок, а за выявленную в случае чего ложь составители готовы нести ответственность в виде штрафов. После, шли подписи (скрепы) всех лиц церковного причта мужского пола.

Если на территории прихода проживали раскольники, то после итоговой сводки приводился их список.
Нецерковный учёт исповедований и причащений

Контроль за ежегодным исповедованием и причащением населения лежал не только на священниках, но и на некоторых светских начальниках. Например, в инструкции сотскому от 19 декабря 1874 года был прописан такой контроль по крестьянам. В качестве примера этому, можно привести следующий приказ по почтовому ведомству.

        «Приказ.

    По Любынскому почтово-телеграфному округу. № 30. 10 марта 1892 года.
    Предлагаю Начальникам Учреждений распорядиться и наблюсти, чтобы в наступившую Четыредесятницу, все подведомственные им чины были у исповеди и причастия св. Таинств, по исполнении чего предоставить мне списки служащим удостоверенные подлежащими Настоятелями приходов.
    И. Д. Начальника округа /Подпись./

    Делопроизводитель /Подпись./»

При приказе была представлена также форма списка лицам бывшем у исповеди и св. причастия такого то учреждения, несколько отличающаяся от стандартной формы церковных исповедных росписей

***

Исповедные ведомости представляют собой посемейный список с указанием возраста, который составлялся ежегодно, поэтому данный источник позволяет значительно продвинуться в изучении родословной

Синодский указ 16 апреля 1737 г. вводил формуляр исповедных ведомостей, который действовал вплоть до 1917 г., а также экстрактов из них, направлявшихся в Святейший Синод.

Указ также окончательно закреплял порядок проведения исповеди и причащения:

…все Ея Императорского Величества верные подданные исповедания Святыя православно восточныя церкви, всякаго чина мужеска и женска пола люди, от семилетне-возрастных и до самых престарелых, во дни Святыя четыредесятницы (т.е. Великого поста) у отцов своих Духовных исповедывались и приобщались Святых Таин повсягодно, без всякого, от такового душеспасительного долга избежения, лености же и небрежения своего. Буде же кто за какою-либо крайне богословною виною в Святую четыредесятницу онаго не исполнит, то таковым тое исповедь чинит в последующие тому два поста, в Петров или Успенский неотменно и потому же Святых Таин приобщаться.

Исповедные росписи являлись документом учета прихожан церкви и, как следует из названия, их посещения Исповеди и Святого Причастия. Введен этот документ указом Синода от 7 марта 1722 года, который обязывал всех прихожан «быть на исповеди и причастии», начиная с 7 лет, у своего священника. Видимо, кроме его основного назначения было выявление всякого рода раскольников, что являлось для того времени весьма актуальным вопросом, и несмотря на то, что с момента Никоновой реформы прошло уже почти 70 лет, таких, как мы знаем, было немало. По росписям видно, какая «плохая посещаемость» была в более ранние годы и как с годами дисциплинированность росла. Обычно временем для исповеди был Великий пост, а тем, кто не успевал исповедоваться во время Великого поста, разрешалось сделать это в любое другое время. Как правило, это были посты Петровский (15 июня - 11 июля), Успенский (14 - 27 августа) и Рождественский (Филиппов) (28 ноября - 6 января).

В отличие от метрик, данные росписи со временем практически не претерпели существенных изменений по форме своего ведения. В середине 19-го века появилась печатная форма, до того графы расчерчивали вручную. Единственное существенное изменение, что примерно с 1830 года добавилась графа «кто исповедовался токмо..».

Население записывалось с учетом сословия, тут в порядке записи в разное время и разных местах были различные вариации, но неизменно вначале записывались духовные, т.е. священник, его жена, дети и прочие члены причта вместе с семьями.

Далее, как наиболее многочисленное сословие для сельской местности, записывались крестьяне с разбивкой по деревням, с учетом того, кому эта деревня принадлежала (здесь речь идет о времени до отмены крепостного права). В разные времена были вариации: могли записывать деревню и потом части её, принадлежавшие разным владельцев. Существовал вариант, когда сначала писались помещичьи владения, а в конце отдельно казенные владения, но все равно отдельно по деревням. В любом случае, например, левобережные деревни из Эстляндской губернии Везембергского уезда группировались вместе.

Далее указывались мещане, в какой деревне они проживали и к какому городу относились. Отдельно записывались солдаты, их жены и дети, также было отмечено, в какой деревне они проживали.

Далее указывались купцы, если таковые имелись

Записи в пределах одного двора выглядели следующим образом: сначала записывался глава семьи, и тут опять были варианты - это мог быть старший женатый мужчина, а могла быть и мать-вдова. Затем записывались родственники, с указанием степени родства по отношению к главе семьи (хотя и это правило соблюдалось не всегда, и иногда применялась цепочка родства). Например, если главой был мужчина, то далее писалась его жена и их дети, потом его брат, жена брата, их дети или невестка-вдова, иногда детей писали, как племянник или племянница, имея в виду родство по отношению к главе семьи. Если родство было дальним, могли написать просто «родственник». Однако, часто, особенно в ранние годы в одном дворе встречались и несколько семей, не связанных друг с другом прямым кровным родством. Таким образом, число живущих в этом дворе могло достигать 20 и более человек. Не факт, что они все жили в одной избе, скорее всего, понятие двор было несколько шире и могло пониматься два и больше домов, стоящих рядом. Возможно, такое «укрепление» было связано с памятью о подворном налогообложении (с дыма), распространенном в 17-м веке и замененное Петром I более «прогрессивным» подушевым налогом.

Встречалось в Исповедной Росписи, например, 1805 года такое слово «рощенница»,  это кто-то выращенный в семье, взятая на воспитание девочка.

В конце росписи приводился статистический обзор прихода, отдельно численность по сословиям, мужчин и женщин, а также общее количество, которую  определить, исходя из сплошной нумерации прихожан в росписи, не представляло труда.

Встречался иногда еще такой вариант, когда в самом конце росписи, отдельно указывался список злостных нарушителей правил, тех, кто не посещал Причастие более года. Этот «особый» список велся по деревням так же как и основной, только была приписка о том, сколько лет данный имярек уклонялся от церковных порядков. Список был обычно не особенно длинным, население было в массе своей дисциплинированным.

Tags: история, церковь
Subscribe

  • И еще немного про остатки древних поселений.

    К юго - востоку от хутора Лощинный. Побережье Донца и Деркула. Станица Митякинская. По археологическим данным территория Митякинской станицы была…

  • Хутор Лощинный. Соль.

    Историческая наука недостаточно уделяет внимания вопросам добычи и использования соли наших древнейших предков. Может быть я ошибаюсь, но подробных…

  • Луганский завод. Конспирологическое.

    Давно хотел подвести черту в истории возникновения , сначала Луганскуого завода, а затем и самого Луганска. И посмотреть на историю неким…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment