mikul_a (mikul_a) wrote,
mikul_a
mikul_a

Categories:

Россия которую потеряли 3

                                                         

Дворянские либералы для царя были опаснее радикалов

Иван Петрункевич (1843-1928) - организатор нелегальных земских съездов, лидер земского движения конца XIX - начала XX в. В 1904-1905 гг. - председатель «Союза освобождения», один из содателей КДП - Конституционно-демократической партии. С 1909 г. - председатель ЦК КДП: «Либералы, радикалы и революционеры различаются не политическими целями, а темпераментом!»

Пайпс: «Падение помещичьего дворянства неизбежно прокладывало путь победе радикальной интеллигенции, которая в деревне, на ролях сельских учителей и земских служащих, не столько просвещала крестьянство, сколько подстрекала к неповиновению».

Сельские учителя начальных школ и училищ для крестьян, слободской мастеровщины и лавочников мелкого разбора из простонародья не представляли ни сословия, ни какой-то отдельной касты. Это важно помнить, так как Пайпс коснулся самого крупного сегмента российского дворянства - земства, точнее, поместного дворянства, и губернских и сельских жителей империи, где в городах жило меньше 15% всего населения. Вот только сельских служащих дворянского земства и сельских учителей смешивать в одну кучу не надо бы.

Для справки. Земство - формальная система дворянского самоуправления на местах. По Ленину: «Попытка правительства вознаградить дворян за потерю помещичьей власти предоставлением им руководства хозяйственной жизнью на местах, чтобы улучшить запущенное местное хозяйство». В 1864 г. было издано «Положение о губернских и уездных земских учреждениях». Вообще-то, это была иллюзорная форма социальной псевдоактивности. Полиция, например, земству не подчинялась, так как земство было лишено принудительной власти. Ему было разрешено заниматься «попечением» о развитии местной торговли и промышленности. Земству предоставили право «ведать» местными делами: содержанием местных путей сообщения, строительством и содержанием школ и больниц, пожарных депо, судов, тюрем... Но для всего этого земство не получало таньгу из федерального бюджета, а учреждало местные налоги на горе населения.

Земство имело распорядительные органы земских учреждений -земские собрания, которые проводились каждые три года и на которых обсуждали и утверждали местный бюджет, определяли раскладку земских повинностей (денежных и натуральных - так называемая «общественная барщина» по ремонту дорог, мостов, поставке подвод, предоставлению квартир войскам и т.п.), на них избирались земские управы - исполнительные органы земства, где и служило местное грамотное мужичьё или бабёшки, какие-нибудь поповны, но не выше писаря или регистратора «входящих». А реальными чиновниками земства были как раз бедные сельские дворяне. Земство, по сути, и было создано как кормушка для них. Были ещё очередные земские собрания (раз в год) и чрезвычайные (по теме).

Я так подробно пишу об этом, потому что земская политика царского правительства показывает интересные взаимоотношения местного, то есть по сути всероссийского дворянства, и царской администрации. Это подтверждает и мою версию истории России, и версию Пайпса. Только Пайпс не заострил на этом внимания. Царская администрация явно боялась местного дворянства. Значит был внутренний и пока что скрытый повод? Судите сами.

Земские собрания - формально всесословная форма местного самоуправления, но по сути были дворянской лавочкой. Председателем земского собрания был предводитель дворянства (губернский и уездный). Представители населения выбирались на основании принадлежности к той или иной курии. 1) Землевладельцы, имеющие не менее 200 десятин земли (1 дес. = 1,09 га). Владельцы бизнеса стоимостью не меньше 15 000 руб. или с доходами свыше 6000 руб. и представители мелких землевладельцев (не менее 1/20 Ценза). 2) Городская курия для имевших «купеческие свидетельства», владевших городским бизнесом с годовым оборотом не менее 6000 рублей. Владельцы недвижимости ценой от 500 руб. в мелких городках и от 3000 руб. в более крупных (по разрядам: 1 - Москва, 15 - Кимры). Про крестьян и говорить нечего (многоступенчатые выборы выборщиков), там были представлены только выборные кулаки и старосты. Сельские учителя, крестьяне по сословию, сюда и не вписывались. Это были, как правило (имеется в виду учитель-мужчина), малахольные «маломочные» люди, в общем-то, неспособные ни вести какое-либо дело, ни энергично и выгодно заниматься крестьянским хозяйством. Это при-городно-сельские общественные полуотбросы, вроде церковных пономарей и звонарей, купеческих сторожей при лабазах, кулацких и кабацких кухарок, дурачков и нищих. Это вам не Англия, Пайпс, и не Америка, где учитель - что-то достойное. И вы, батенька, явно не знаете, что это как раз и была единственная в России сфера деятельности, где подавляющую часть составляли женщины. Сельская училка при муже-мужике. Какое там земство!

Ещё в начале действия земств в земских собраниях было в среднем: дворян - 74,2%, купцов - 10,9%, кулаков - 10,6%. Но с ростом буржуазии, когда стал падать процент дворян, потому что они уже не могли соответствовать цензовому минимуму, 1890 г. было утверждено и опубликовано «Новое положение о земстве». Была создана особая дворянская избирательная курия с облегчённым цензом. Дворяне теперь избирались сами по себе, без имущественного и доходного показателя. Крестьяне только выбирали кандидатов, из которых губернатор назначал «гласных».

Но вот тогда-то было введено правило, по которому кандидатуру председателя уездного земского собрания (предводителя дворянства!) и состав уездной управы утверждал губернатор! А председателя губернского собрания и состав губернской управы утверждал ни больше ни меньше как министр внутренних дел! И неспроста.

Знаете ли вы, что такое земское движение?! Так вот, до октября 1917 г. земство было в оппозиции к царизму! Этим гордились и об этом даже писали до 1917-го: Белоконский И.П. Земское движение. М., 1914; Юбилейный земский сборник (1864-1914). СПб., 1914. У Ленина есть куча великая статей о земстве, где по этапам можно проследить эволюцию антимонархической деятельности земства (и такую же эволюцию «из сочувствующих к врагам»). Черменс-кий Е.Д. Буржуазия и царизм в революции 1905-1907 гг. M.-JL, 1939.

В 1890-х гг. земские лидеры провели практически подпольные объединительные съезды, и в 1899 г. была создана партия под видом просветительского кружка «Беседа». Собрания центрального органа проходили в особняке князей Долгоруковых.

1900  г. Правительство ввело ограничения на компетенцию земств.

Пайпс: «Гонения со стороны правительства поставили перед земством (дворянством. - А.К.) вопрос: имеет ли смысл продолжать безплодную "конструктивную" аполитичную работу при строе, в котором правят бюрократия и полиция, которые готовы задушить всякое проявление инициативы снизу».

1901  г. В Германии политэмигрантами была опубликована кон-феденциальная записка Витте на высочайшее имя, где он требовал упразднения (дворянских) земств «как несовместных с самодержавием».

После этого в ряды земцев-конституционалистов влилась влиятельная группа дворянской интеллигенции, порвавшей с социал-демократами. Лидером группы был сам П.Б. Струве, автор ни больше ни меньше как «Манифеста Социал-Демократической партии». Я надеюсь, что читатель не забыл, что на тот период (по крайней мере до 1902-1903 гг.) партия, куда входил Ленин, называлась Российская социал-демократическая рабочая партия.

Струве предложил всем партиям, от радикальных до умеренно-либеральных и правых, сплотиться в единый национальный фронт под лозунгом - долой самодержавие!

Манифест РСДРП (1889 г.) (Дворянская основа будущего большевизма)

50 лет тому назад над Европой пронеслась живительная буря революции 1848 года.

Впервые на сцену выступил - как крупная историческая сила -современный рабочий класс. Его силами буржуазии удалось смести много устарелых феодально-монархических порядков. Но буржуазия быстро рассмотрела в новом союзнике своего злейшего врага и предала и себя, и его, и дело свободы в руки реакции. Однако было уже поздно: рабочий класс, на время усмирённый, через 10-15 лет снова появился на исторической сцене, с удвоенной силой, с возросшим самосознанием как вполне зрелый боец за своё личное освобождение.

Россия всё это время оставалась, по-видимому, в стороне от столбовой дороги исторического движения. Борьбы классов в ней не было видно, но она была и главное всё зрела и росла. Русское правительство с похвальным усердием само насаждало семена классовой борьбы, обездолевая крестьян, покровительствуя помещикам, выкармливая и откармливая за счёт трудящегося населения крупных капиталистов. Но буржуазно-капиталистический строй не мыслим без пролетариата или рабочего класса. Последний родится вместе с капитализмом, растёт с ним вместе, крепнет и по мере своего роста всё больше и больше наталкивается на борьбу с буржуазией.

Русский фабричный рабочий, крепостной и свободный, всегда вёл скрытую и явную борьбу со своими эксплуататорами. По мере развития капитализма размеры этой борьбы росли, они захватывали всё большие и большие слои рабочего населения. Пробуждение классового самосознания русского пролетариата и рост стихийного рабочего движения совпали с окончательным развитием международной социал-демократии, как носительницы классовой борьбы и классового идеала сознательных рабочих всего мира. Все новейшие русские рабочие организации всегда в своей деятельности сознательно или безсознательно действовали в духе социал-демократических идей. Силу и значение рабочего движения и опирающейся на него социал-демократии всего ярче обнаружил целый ряд стачек за последнее время в России и Польше, в особенности знаменитые стачки петербургских ткачей и прядильщиков в 96-м и 97-м годах.

Стачки эти вынудили правительство издать закон от 2 июня 1897 года о продолжительности рабочего времени. Этот закон -как бы ни были велики его недостатки - останется навсегда достопамятным доказательством того могущественного давления, которое оказывают на законодательную и иную деятельность правительства соединённые усилия рабочих.

Напрасно только правительство мнит, что уступками оно может успокоить рабочих. Везде рабочий класс становится тем требовательней, чем больше ему дают. То же будет и с русским пролетариатом. Ему давали до сих пор лишь тогда, когда он требовал, и впредь будут давать лишь то, что он потребует.

А чего только не нужно русскому рабочему классу? Он совершенно лишён того, чем свободно и спокойно пользуются его заграничные товарищи: участия в управлении государством, свободы устного и печатного слова, свободы союзов и собраний - словом, всех тех орудий и средств, которыми западноевропейский и американский пролетариат улучшает своё положение и вместе с тем борется за своё конечное освобождение, против частной собственности и капитализма - за социализм. Политическая свобода нужна русскому пролетариату, как чистый воздух нужен для здорового дыхания. Она - основное условие его свободного развития и успешной борьбы за частичные улучшения и конечное освобождение.

Но нужную политическую свободу русский пролетариат может завоевать себе только сам. Чем дальше на Восток Европы, тем в политическом отношении слабее, трусливее и подлее становится буржуазия, тем большие культурные, политические задачи выпадают на долю пролетариата. На своих крепких плечах русский рабочий класс должен вынести и вынесет дело завоевания политической свободы. Это необходимый, но лишь первый шаг к осуществлению великой исторической миссии пролетариата: созданию такого общественного строя, в котором не будет места эксплуатации человека человеком.

Русский пролетариат сбросит с себя ярмо самодержавия, чтобы с тем большей энергией продолжить борьбу с капитализмом и буржуазией до полной победы социализма (усилено мною. - А.К.).

Первые шаги русского рабочего движения и русской социал-демократии не могли не быть разрозненными, в известном смысле случайными, лишёнными единства и плана. Теперь настала пора объединить местные силы, кружки и организации русской социал-демократии в единую «Российскую Социал-Демократическую Рабочую Партию». В сознании этого представители: «Союза Борьбы за Освобождение Рабочего Класса», группы, издающей «Рабочую Газету», и «Общееврейского Рабочего Союза в России и Польше» (тот самый БУНД), устроили Съезд, решения которого приводится ниже.

Местные группы, соединяясь в Партию, сознают всю важность этого шага и всё значение вытекающей из этого ответственности. Им они окончательно закрепляют переход русского революционного движения в новую эпоху сознательной классовой борьбы. Как движение и направление социалистическое Российская Социал-Демократическая Партия продолжает дело и традиции всего предшествовавшего революционного движения в России, ставя главнейшей из ближайшей задачей Партии в её целом завоевание политической свободы. Социал-Демократия идёт к цели, ясно намеченной ещё славными деятелями старой «Народной Воли». Но средства и пути, которые избирает Социал-Демократия, иные. Выбор их определяется тем, что она сознательно хочет быть и остаться классовым движением организованных рабочих масс. Она твёрдо убеждена, что «освобождение рабочего класса может быть только его собственным делом», и будет неуклонно сообразовывать все свои действия с этим основным началом международной Социал-Демократии.

Да здравствует русская, да здравствует международная Социал-Демократия!

1902  г. Струве эмигрирует в Германию и начинает издавать журнал «Освобождение».

1903  г. Создан «Союз освобождения» с программой свержения самодержавия и установления конституционного строя.

Пайпс: «Земства действовали на губернском и уездном уровне, но правительство не позволяло им сформировать общенациональную организацию, опасаясь, что в результате к ним перейдут квазипарламентские функции...»

Сословный состав либералов по Пайпсу

«Русское либеральное движение имело две основные точки опоры: земства и интеллигенцию».

«Рядовой состав либерального движения был очень разношёрстным. Партия кадетов (по Пайпсу, с. 171: кадеты отпочковались от движения Струве "Освобождение", которое было выразителем целей и задач поместного дворянства. -А.К.), которая в 1906 году насчитывала 100 тыс. членов - в несколько раз больше, чем все социалистические партии вместе взятые, - опиралась на гораздо более широкие круги общества, чем их соседи слева, привлекая в свои ряды многих творческих людей, мелкое чиновничество, купечество. Либеральную интеллигенцию представляли главным образом профессионалы: университетские преподаватели, юристы, врачи, издатели, но не студенты, которые пополняли ряды социалистов».

То, что преподаватели университетов были дворянами, и говорить нечего. Поищите сами ради юмора кого-нибудь не из дворян. И кстати, они спокойно, на горе СССР, приняли формально революцию и остались на своих местах. Всю жизнь иронизировали над совком, тогда совдепом, и прививали из поколения в поколение студенчеству эти иронию и сарказм, так что в конце концов все ИТР и «лирики» всю жизнь стебались надо всем, «держали фиги в кармане», в массовом порядке манкировали своей работой, проводили тотальный саботаж через почти узаконенный пофигизм и в конце концов вообще потеряли коструктивныи подход к своей же реальности, втайне, а после и явно ожидая времени «X», когда совок сгниёт и развалится. Таки и развалился...

И ещё: Пайпс забыл, наверно, что преподаватели высших учебных заведений были как раз радикалами, хотя бы в рамках своих возможностей. Вспомним характерный пример - монархический Московский университет. Вначале уволили левых профессоров Мечникова и Ковалевского, а когда в 1910-1911 гг. выгнали или сдали в солдаты множество студентов, из университета просто ушли 125 преподавателей и профессоров, среди которых были Тимирязев, Ключевский, Лебедев...

Массовая недворянская партийная интеллигенция

Эсеры: «Руководители вышли из дворян или среднего сословия (мелкая буржуазия, служащие)...»

Постоянно приходится уточнять Пайпса. Среднего сословия не существовало де-юре. Служащие в зависимости от класса были дворянами или по профессии, или по рождению. Мелкая буржуазия могла состоять из кого угодно, не говоря уж о том, что непонятно, какой бизнес имеется в виду. Если это небольшие доходные дома, мелкие промышленные предприятия или мастерские, то чаще всего их владельцами были итээровцы (дворяне). Вспомним того же дворянина селекционера Мичурина, который от безденежья держал мастерскую по ремонту часов. Адвокат также имел наёмных работников, как и владелец небольшой клиники.

«В высшем руководстве партии эсеров было на удивление много деятелей из семей миллионеров, например, В.М. Зензинов, Абрам Гоц (у эсеров были теоретики братья Гоц - Абрам и Михаил. - А.К.), И.И. Фондаминский». Кроме евреев Гоц, остальные происходили из сословия купцов.

Но в городах Центральной России мелкий бизнес всё же чаще всего был в руках Рус-Иванов из сословия мещан, а в городах западных губерний (особенно в Белоруссии) - в руках тех самых «жидов», или евреев.

«Теоретики эсеров, из которых самым выдающимся был Виктор Чернов, определяли классы не по отношению к средствам производства, а по отношению к источникам дохода. Согласно этим меркам, общество составляют два класса: эксплуатируемые, или "труженики", то есть те, кто зарабатывает на жизнь своим трудом, и эксплуататоры - те, кто живёт за счёт чужого труда... К первой категории они относили "крестьян, рабочих и интеллигенцию"». (При этом Чернов «естественно» не уточнял, что это за публика.)

«Партийные ячейки эсеров в городах заполняли студенты: в Москве они составляли не менее 75%». То есть основное ядро «недворянской» партии, по крайней мере в городах, составляли всё-таки, дворяне...

Теперь главное: «Основную опору эсеры имели в деревне... В деревне самыми верными сторонниками эсеров были сельские учителя». Вот это и была основная, по сути единственная массовая недворянская прослойка интеллигенции - учителя начальных школ (кроме церковно-приходских), начальных училищ и высших начальных училищ. Вот и всё, и если учесть, что должность это бабская, то учителей много не будет на всю партийную Россию...

В уже упоминавшемся отчёте обер-прокурора Победоносцева даётся цифирь. В Ведомстве православного исповедания учителей, вообще-то, не было. Они титуловались как «учащие». И это не оговорка, это статус. Так вот, на 170 млн жителей империи приходилось (у попов) 49 731 лиц мужского пола и 16 373 лиц женского пола. Из них окончили курс второклассных школ только 4225 лиц мужского пола и 596 лиц женского пола. Отдельно было в империи у попов 4363 учителя пения!

Ну а настоящие «учителя», точнее, преподаватели средних учебных заведений, были преподавателями=чиновниками=дворянами.

Пайпс: «Всё большее число дворян отворачивалось от консервативной идеологии, проникаясь конституционными и даже демократическими идеалами. В рядах земского движения, давшего мощный толчок революции 1905 года, была очень высокая доля дворян, потомков старейших и известнейших фамилий. Согласно Витте, на переломе столетий, по крайней мере, половина губернского земства, в котором дворяне играли ведущую роль, выступала за предоставление им права голоса в законотворчестве... В 1904-1905 годах... самому старому великому князю пришлось напомнить царю, что в происходящих безпорядках дворяне играли заглавную роль».

Как появился профессиональный революционер

(позже появится из ниоткуда большевик)

Пайпс: «В начале XX века очень многие в России жаждали глубоких перемен (беда с нашими переводчиками, так как дальше идёт такой текст. - А.К.). Добрую их долю составляли "профессиональные революционеры" - новая порода людей, посвятивших жизнь подготовке свержения политического насилия. Они и их приверженцы могли безконечно спорить, расходясь друг с другом в вопросе тактики. Но в главном они были единодушны: нет и не может быть никакого примирения и компромисса с существующим общественным, экономическим и политическим строем -он должен быть свергнут и разрушен до основания и не только в России, но и во всём мире».

Почему я помянул переводчика? Да потому, что тогда уже придётся сказать, что Пайпс сознательно врёт. Профессиональный рево-

люционер - не образ, как гласит текст Пайпса, а вполне известное в России (того периода) понятие. Партия из партийной кассы выделяла конкретному своему члену средства на жизнь для того, чтобы освободить его для ведения чисто организационной и административно-партийной работы. У эсдеков эта сумма составляла 50 копеек в день. Нужны были прежде всего канцелярские работники, курьеры, связные, нелегалы для конкретного задания и т.п. Не говоря уж о том, что если человек бежал из тюрьмы или с каторги, то жить ему и работать «официально», по документам, было нельзя. Но они не вели полемику. Они незаметно для всех легальных граждан делали свою работу. А вот как раз теоретики партии, как правило, оставались демонстративно на виду, занимаясь своей легальной работой - тот же Красин в качестве крупного инженера в энергетике, Ленин как присяжный поверенный и т.п. Профессионал как раз и не вёл по задаче дискуссии, если только он не занимался агитационной работой. Профессиональный революционер как социальный типаж скорее характерен для либеральных партий в силу наличия крупных партийных средств. Но в данном случае нам важно зафиксировать, что Пайпс, не обозначив чётко сословный состав интеллигенции, плавно переводит ее в новую категорию. Это уже будет тот самый пресловутый большевик!

1905 г. «Московский Совет, образованный из интеллигенции, представлявший три основные социалистические партии, решил вывести революцию из буржуазной фазы. Они опирались на малоквалифицированных рабочих... Основной движущей силой был "Московский комитет большевиков"».

Всё, поиск закончился, и Пайпс вышел на оперативный простор, теперь у него над Россией будут измываться большевики, и с этим таинственным определением у него будет всегда идти прицепом слово-кувалда «террор». Он вставил в качестве финала, а это исторический период между 28 февраля и 3 марта, в первый том истеричную и грязную фразу В.В. Розанова: «Русь слиняла в два дня. Самое большее - три. Даже "Новое Время" нельзя было закрыть так скоро, как закрылась Русь. Поразительно, что она разом рассыпалась вся, до подробностей, до частностей. И, собственно, подобного потрясения никогда не бывало, не исключая "великого переселения народов"... Не осталось Церкви, не осталось войска, и не осталось рабочего класса. Что же осталось-то? Странным образом - буквально ничего. Остался подлый народ...»

Итак, совесть нашего супер-пупер «властителя умов» и вроде философа задушили жлобство и жаба, и он-таки назвал великий русский народ так, как давно хотел, и второе: а ведь он не желал признавать, что дворяне освобождали от монархии тот самый народ.


Андрей Георгиевич Купцов. Глава из книги "Миф о красном терроре".

Tags: Россия которую потеряли.
Subscribe

  • Тотал Вор.

    "Это ужасная ситуация, я даже не хочу ее представлять. Я против этого. Будем надеяться, что это невозможно. Иначе будет большая война. Мы…

  • И о разминировании.

    Последняя встреча контактной группы закончилась ничем. Закончилась ничем исключительно по вине Украины. Ну это совсем даже не удивительно. Последнее…

  • И об экологии.

    В прошлом году чубатые потомки древних шумеров внимательно и с придыханием следили за состоянием Исаковского водохранилища. буквально каждый день на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments