Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

(no subject)

В последнее время поступает все больше и больше сведений о том, что шумерских воинов дрессируют американские и НАТОвские инструкторы. Это естественно вызывает  у них чувство гордости. Непонятное. Армия у Украины суть совковая, с поправками на мозговые сдвиги последнего времени. Тактика ведения боевых действий, что американцев, что НАТОвцев совершенно иная. Она опирается на всесторонюю поддержку аритиллерией и, что самое важное, авиацией. Фронтовой. Вертолеты огневой поддержки и штурмовики. Они у них есть, но как показывает практика прошлых боев, вот они были, и вот они сплыли. А амеры привыкли сражаться при абсолютном превосходстве в воздухе. У шумерских воинов такого не будет.

Тут еще один нюанс присутствует, на который никто никогда не обращал внимание. Почему война 2014 года закончилась для Украины так печально. Наверное нет необходимости перечислять котловые успехи украинских воинов. Они и так у вех на слуху. А ответ лежит на поверхности. Только о нем все забыли. Ответ заключен в мироощущении.

Когда в начале 2014 года все государственные рули и веслы в Луганске и Донецке канули в лету, вот тут как раз проявилось то, коллективное и бессознательное, характерное именно для русского. Особенно оно проявило себя в тех добровольцах, кто с оружием выступил на защиту. Добровольческая армия функционировала по очень характерному принципу. Принципу наставничества. Мне, как проработавшему по такому принципу много лет в угольной промышленности, это хорошо было заметно. При таком подходе, старшие, опытные воины, никогда за спинами младших не прятались и всячески старались свой опыт передать младшим. Поэтому и потери были меньше и успехов было больше. Украинская армия воевала по уставам, еще советским. И на ее боевые действия наложилось украинское коллекктивное и бессознательное. А именно - это жестокий индивидуализм. Сержанты прятались за спинами рядовых, офицеры прикрывались спинами сержантов и солдат. Буквально  мгновенно украинская армия разложилась на холопов и белую кость. В таком виде она существует и сейчас. И поэтому американский индивидуализм легко приживается в виде их инструкторов.Collapse )

Плине кача...

В 2007 году состоялась очередная Ежего́дная национа́льная телевизио́нная пре́мия в о́бласти популя́рной му́зыки Муз-ТВ. Состоялась она как и до этого в СК Олимпийском. В центре России, в ее столице Москве. Ниже ролик об этом событии. Ролик длинный, больше часа и это только первая часть. Но мне он нужен был только для просмотра его начала, всего пары минут. Этого фрагмента в отдельности нет. Я очень рекомендую просмотреть это начало, можно пару раз. Остальное по желанию и на любителя. Мне все остальное не интересно.



Мне не известны имена сценаристов и постановщиков всей этой вакханальи. Но обратите внимание на атрибутику начала. Бочки. Самые настоящие, железные. Бочечный ритм, гармонирующий. Мальчики в широких шароварах и с очень показательной прической. Не хватает только осэлэдцев, как у запорожцев и сегоднешних нациков. И самое главное. Вся эта вакханалия происходит на фоне буйства огня. Напоминаю - это 2007 год.Collapse )

(no subject)

В связи с обстрелом окрестности Брянки и обстрелом большой подстанции прошла информация на которую никто не обратил внимание:

"...что из-за обесточивания не могут подняться на поверхность более 40 горняков."

Потом было дальнейшее уточнение. На шахте Вергелевской под землей находился сорок один человек. На шахте Ломоватской - четыре. На Никаноре Новом вообще в том момент под землей никого не было. А это все происходило ночью, в ночную смену.
Collapse )

(no subject)

Заходил опять на кладбище. Я раньше писал, что летом кладбище обстреливали неоднократно. Снял немного на телефон. Недалеко от от того места где лежат наши.
Кладбище старое. Много деревьев. Они защитили многие могилы от снарядов. Вот слева, на углу ограды, снаряд попал в дерево и разорвался вверху. Если бы разорвался  внизу то разрушений было больше.

12032015_014

Вот поближе. Дырки от осколков в столике. Попадание сверху.

12032015_004


А это наши. Рядом лежат. В двух оградах. Не сильно побитые осколками, но есть. И пропоротое сверху вниз от разрыва снаряда от удара об дерево.

12032015_013

Собрал большие ветки. Дерево разнесло на куски. Собрал сбитые таблички с окружающих могил и положил там, где они висели. Многие люди выехали и не известно, будут они здесь или нет. А летом заростет травой все и эти таблички не найдешь.
Недалеко еще одно попадание. И опять в дерево. Живые деревья защищают усопших.

(no subject)

Удосужился персонального упоминания.


http://jescid.livejournal.com/524129.html
Цельный пост персонально мне посвятила. Как я теперь горжусь собой. Вот ведь дела. Засветится в журнале такого заслуженного интернет бойца. Сколько копий, сколько луков она сломала о соперников. А тут облом. Я ей хвост слегка придавил, а она завизжала и накропала у себя в журнале. Да и бог с ним. Главное в информации не оттенки, а конкретика. А она упомянула  мой журнал и это главное. Пусть люди ко мне приходят и делают свои выводы.

Год заканчивается.

У нас в городе появилась организация "Врачи без границ". Интересные люди. Появляются там, где бедствуют люди. От болезней или от войны. Наверное умеют держать нос по ветру. Чуют где будет ужас без конца.
В паре километров от дома устроили стрельбищще. Стреляльбищще. Раньше там был стрелковый стенд. Спортсмены и охотники стреляли по глиняным летающим тарелочкам. Те времена вспоминаю с жалостью. Умели ведь стрелять. Слышно было только когда ветер дул оттуда. В начале  стрели из автоматов. Ну правильно, надо учиться стрелять. Целый день - тра- та - та - та. Потом подтянулись гранатометчики. Уже бух - бубууухх! То же целый день. А сейчас уже стреляют из танковых пушек. Дом ходуном ходит целый день. Куда и по чем неизвестно. И что там будет после таких стрельб. День начинается и заканчивается гудением танковых моторов. На стрельбище и оттуда.
Ездил по делам на север области. Первый раз уехал за пределы города с ранней весны. Тяжелое впечатление. От всего. Пять блок постов. Один наш и четыре украинских. На одном из них был удосужен чести личного обыска. Один из всех. Почему? Мордой наверно не вышел. Напоминает Зону из Сталкера. Раннее утро. Темнота вокруг. По бокам иничего не видно. Только бетонные блоки, блиндажи и люди с оружием. Коменданский час. Начинают пропускать с шести утра. К этому времени километровая очередь из автомобилей. Наши поспокойней. Украинские вояки через полчаса начинают палить из автомата в воздух. Для особо непонятливых. Покурить и походить рядом с автомобилем можно после блок постов. А там они на нервах все. Несмотря на перемирие.
Возвратиться надо до начала коменданского часа, до шести вечера. Иначе не то что не пропустят, а даже не дадут подьехать к блок посту. Остановят на расстоянии автоматной очередью. Особенно ужасно, когда останешься в степи, между блок постами. Ни назад, ни вперед пути нет, до утра, до шести. А по ночам военная техника идет по дороге. И военные не любят лишних глаз. И степь кругом и одинокий автомобиль с людьми. Страшно... Много разбитой военной техники. Станица Луганская вдоль дороги не очень разрушена. Что там в глубине поселка не видно. Но людей очень мало. Многие уехали. Макарово разбито очень сильно. И много горелого  и разбитого снарядами леса. На обочинах таблички - "осторожно мины". Сьезжать с асфальта ни в коем случае нельзя - подорвешься на мине. Нормальную нашу жизнь изувечили надолго. Там на севере, на Украинской территории вроде нормальная жизнь на вид. Но люди ходят с напряженным, с очень не мирным взглядом. Тревога в глазах.
Будем надеятся на лучшее. Когда нибудь и у нас наступит мир. Как у всех. Без надежды жить нельзя.

Порздравляю всех, кто читает мой журнал, с наступающим Новым Годом!  Всем не болеть! Что бы некоторые желания сбылись. Всем желаниям сбываться сразу нельзя - потом жить не интересно будет. И что бы у всех жизнь не ухудшалась в следующем году!
Микула - Михаил. Удачи Всем!

Кто подменил автора журнала?

Мой дневной заработок сейчас три доллара. На эти деньги сейчас живет наша семья. По доллару на нос. Можно ли прожить нормально на эти деньги, пусть каждый попробует. Но можно поехать на территорию Украины и переоформить там пенсию, прямо сейчас. Надо только лишь потерпеть небольшие унижения над собой. Ну подумаешь, поснимают у тебя отпечатки пальцев, ну разденут до трусов, ну допросят тебя СБУшники, ерунда. Потом правда надо будет найти, где временно прописаться, получить маленький штамп в паспорте о временной ппрописке, да потерпеть немного унижения в местном пенсионном фонде и в местной социальной службе.  Зато потом тебе отвалят кучу бабла. Можно будет жрать в три глотки. Бабла хватит даже на то, что бы сьездить в Турцию или в Египет. Надо только лишь потерпеть небольшие унижения, всего то.
Но я туда никогда не поеду. После всего пережитого, увиденного и услышанного в моем городе, для меня территория которя находится западней Донецкой области стала чужой. Чужими стали не только управители той территории, но и люди которые там живут.
Сегодня ночью опять палил гаубицы ополченцев. На севере, из пригородных степей. Интересно стреляли. Снаряды какие то с трассерами. Ни разу до этого не наблюдалось такого.
Как то раз ночью, бахнул укровский град из тех степей, которые сейчас контролируют ополченцы. Я выскочил на улицу слушать, куда полетит. И ужаснулся увиденной картиной.  Примерно после того, как градовские снаряды пролетели половину дистанции, они начали загораться яркими огоньками, как  осветительными ракетами. Прямо на глазах. Сначала этот рой загорелся каждым снарядом по очереди. Потом видно было как он расходится по ширине и высоте, полный пакет, сорок штук. Жуткая картина. Потом он опустился вниз, его не было уже видно. Я инстинктивно присел, ожидая разрывов. Но разрывов не было. Подумал что это зажигательные, но потом пожара то же не было. Что это было - загадка.
Чем только укры не стреляли по городу. Издалека, уповались своей безнаказанностью. А какие они потом жалкие, когда кому то из них приходилось в плену отвечать за содеянное. И бомбили ведь город со штурмовиков не единожды. Друг чуть не попал под раздачу. Возле их дома бомба спускалась на парашуте. А он ряззявил рот и смотрел как она опускалась, недалеко от дома. А потом как жахнула. Его взрывной волной кинуло со двора прямо через двери в сарай. Хорошо, что в сарае лежали мешки с песком и он приземлился на них. А так бы размазало бы его по стенкам. Слегка получил контузию.
У друзей фазенда в Бахмутовке, недалеко от райцентра Новый Айдар. Как то укры налетели на жителей села. Мол сейчас будут ополченцы обстреливать всех из пушек. Надо прятатьс по подвалам. Людей загнали в подвалы, а сами начали минировать берега реки Айдар. И ничего потом не сказали. Никто не погиб только чудом. Пошли коровы на водопой и две сразу подорвалось на этих минах.
Берега приграничной реки Деркул минировали трижды. Три различных подразделения укровской армии. Каике там карты минных полей, кто их составлял. На минах, поставленными украми военными, чуть не подорвались сами укровские пограничники. После этого пограничники перестали патрулировать границу вдоль Деркула. А в тех местах дачи, еще со времен Союза. А мины ставили втихаря. На тех минах уже подорвалось шесть дачников, которые летом хотели пойти половить рыбу в Деркуле.
Так они гадят везде. Для них эта наша земля чужая. И мы для них уже превратились в чужаков.

Мир Людей. Кошмарик.

"Витька сидел на кухне и пил чай из большой чайной кружки. Вдруг он услышал свист подлетающего снаряда. Такой как вчера, когда снаряд влетел в пятый этаж, в панельную многоэтажку напротив Виткиного дома, пробил ее, слегка вывернул и разорвался внутри. От разрыва квартира загорелась и потом выгорел весь стояк от пятого до девятого этажа.
Он с испугу выронил чашку, ноги у него подвернулись, задницей опрокинул скамеечку и нырнул под стол. У же под столм он услышал вой второго снаряда. Он начал зарываться с головой в пустые пластиковые бутылки, коих под столом было множество. Левая рука сама стала грести линолеум на полу, что бы выкопать хоть какую то ямку и спрятаться в ней. Когда он услышал вой третьего подлетающего снаряда, то обхватил локтями голову, зажмурил уши и приготовился помирать. Внезапно ему привидилась его Валька, молодая, в свадебном платье.  Затем образ Вальки сменился образом его старшего сына Виктора, из окна автобуса, когда детей отправляли к тетке в Саратов. Затем он увидел младшенького, Пашку, когда он с ремнем в руках, застал его шарющего по Витьктным карманам в поисках сигарет. Затем это все исчезло и потухло.
Прошла минута. Прошло пять минут. А разрыва все не было. Витька осторожно разжал уши и опять услышал свист подлетающего снаряда. Он зажал уши - звук исчез. Разжал уши - свист появился снова. Он осторожно вылез из под стола и снова прислушался. Свист раздавался с другого конца квартиры. Он опять очень осторожно пошел на свист. Свист раздавался с балкона. Он тихо вышел на балкон и замер от гнева и удивления. На сосоеднем балконе стояла клетка с кенарем. Маленькая канарейка старательно и с присущим только ей вдохновением выводила свист летящего снаряда. Когда эта мелкая птичка успела этому научиться - большая загадка. Витька посмотрел на кенаря из под лоба. Его глаза стали наливаться кровью. Правая рука начала шарить в воздухе, в поисках чего нибудь тяжелого. И пришел бы наверное кенарю кирдык, как вдруг Витька услышал Валькин голос из коридора. "Витька возми у меня тяжелые сумки, я с рынка пришла." Витька развернулся, крутанул головой, и хмыкнул. Точно так же, как товарищ Сухов, когда он  в первый раз увидел павлинов у Верещагина. И пошел в коридор забирать у Вальки тяжелые сумки."

Мир Людей.

Солнце перевалило за полдень. Я брел по нашему верхнему камброду. Сидеть дома под обстрелами было уже невмоготу. Сегодня обстрел был наверное самый мощный за последнее время. В воздухе стоял тяжелый запах перегоревшей взрывчатки и дыма от горевших крыш. Я поравнялся с полуразрушенным домом.  Попали гады! Во дворе никого не было видно. Сквозь пустые глазницы окон была видна сгоревшая мебель. Во дворе , наваленная кучей, лежала домашняя утварь. Воды не было. Поэтому загоревшийся от взрыва дом нельзя было ничем потушить. И если рядом были соседи, то все кидались к такому дому и старались как можно быстрее вынести из дома любую вещь. В этом доме то же всем миром спасали что могли. Рядом с кучей всякой домашней утвари лежала большущая стопа книг. Неизвестный мне хозяин спасал самое дорогое, как он сам считал, большую библиотеку. Было немного неловко так , в упор рассматривать чужое горе. Я уже собрался уходить, как вдруг заметил рядом с домом, в палисаднике, который не ухаживался с начала обстрелов и прилично заросший бурьяном, простую школьную тетрадь. Она лежал там, среди зарослей бурьяна. Я аккуратно взял тетрадь и хотел положить ее на видное, уцелевшее место возле дома. Но почему то вместо этого открыл ее. И с удивлением увидел, что тетрадь эта была исписана не очень крупным, взрослым почерком. Людей вокруг не было. Я присел на скамеечку, стоявшую в палисаднике и начал читать.   Чтение начало понемногу увлекать меня. Запись начиналась короткой главой, как эпиграфом;

" Я знаю, Мы все те, кто остался в Нашем городе, это перенесем, переживем. Все эти обстрелы, все эти наши тяготы военной жизни, без воды, света, связи. Без возможности нормально общатся с родными. С детьми, которые уже перестали боятся эту войну. С детьми, которые взяли в руки оружие, что бы защитить наши дома. Со взрослыми  земляками, которые не жалели своей жизни, что бы выжили мы, старики. Мы выстоим, переживем всех наших врагов. И когда закончится эта война. И когда мы победим, то соберемся все, где нибудь в удобном месте, за большим столом. Что бы отпраздновать нашу победу. Там будет не очень много яств. Таких, какими мы пользовались во время войны. И мы наполним наши чарки и выпьем сначала за всех наших, кто не дожил до этого счастливого момента, за их святые души. А потом мы выпьем за всех нас, кто не испугался всего этого, никуда не сбежал, кто выжил, за всех тех, кто помогал нам чем мог. За близких и далеких. За родных и незнакомых. За нас всех,  за   МИР ЛЮДЕЙ!"

  

Ниточка.

Тут у некотрых возникает срмнение в искренности голосовавших на выборах в ДНР иЛНР. Длинные очереди на избирательных участках для них не аргумент. Постараюсь показать на примерах, эпизодах нашей нелегкой жизни в условиях полноценной гражданской войны на нашей земле, что желание жить вне укровского государство идет от Луганчан и Дончан и от сердца и от разума.

В самые критические дни обороны Луганска, когда укры практически окружили весь город (оставалась узенькая отдушина с полевой дорогой шириной с десяток километров при периметре вокруг Луганска в двести километров), линия фронта находилась на расстоянии чуть больше километра от моего дома. Так что я  однозначно знаю и утверждаю кто, откуда и чем обстреливал наш город. И однозначно говрю, что город обстреливали укры. Сказки про то, что обстрелами занимались сами ополченцы наглая ложь и пропаганда.

 Недалеко от моего дома,  на расстоянии около километра, по диагонали на северо - восток, находится входная электроподстанция, Кировская. Самая большая вокруг Луганска. Через нее город получал  восемьдесят процентов мощности электроэнергии, потребляемые городом. Шесть больших и мощных трансформаторов. Как только укры приблизились на расстояние пушечного выстрела до нее, подстанцию начали обстреливать. Каждый день. Каждый новый укр, прибывающий к Луганску считал своим долгом обстрелять эту подстанцию. Естественно долго она в таких условиях работать не могла. Ее вывели из строя, полностью, все шесть мощных трансформатора были разбиты. Ее пытались ремонтировать наши доблестные электрики, не побоюсь этого слова. Настоящие герои, которые и сейчас не знают ни сна ни отдыха, восстанавливая электросети. А тогда... Первый раз поехали на подстанцию и укры начали прицельный обстрел этих людей. Двое получили тяжелейшие ранения в живот, под огнем восстановили снабжение. Укры следом обстреляли подстанцию и электроэнергия опять пропала. На следующий день опять поехала бригада электриков. На этот раз укры открыли ураганный огонь по ним, не дав ничего сделать. И начальство отказалось от восстановления подстанции. Укры не давали этого сделать.

Точно так же были выведены из строя все подстанции вокруг Луганска и точно так же укры не давали возможности восстанавливать электроснабжение. Это делалось целенаправленно. Оставить город без света. И они добились своего. Настал день, когда весь город остался без света.

Через сутки, когда разрядились аккумуляторы на вышках - ретросляторакх сотовой связи, исчезла в Луганске и мобильная связь. Совсем.

 Но были места на окраинах Луганска, на возвышенных местах, где можно было поймать сигнал дальних загородных ретрансляторов  и позвонить хотя бы родным и близким. Мы несколько раз ездили специально на другой конец города для этого. Сам процес длился достаточно долго. Сначала надо было долго ходить туда - сюда, менять место, подымать телефон вверх, опускать вниз. Кто то взбирался на пожарную лестницу, кто то влезал на крышу, если это можно было сделать, что бы телефон поймал этот сигнал. И не всегда это удавалось. Если сигнал был пойман, начинался процесс дозвона. Надо было раз за разом нажимать на кнопку вызова. С первого раза позвонить не удавалось никому. Иногда кнопку вызова надо было нажимать двадцать раз. И не факт, что тебе удастся дозвониться. И если тебе вдруг  крупно повезло и пошел сигнал вызова, то надо было в буквальном смысле стоять и не дышать. Любое лишнее движение могло прервать твой звонок. На этих местах собиралось очеонь много людей, до сотни, а может и больше. У укров была радиоаппаратура, которая ловила сигнал мобильного телефона. И вот , в один солнечный день, они начали стрелять из пушек в район скопления большого количества сигналов мобильных телефонов. И потом стали обстреливать такие места постоянно. Снаряд попал в группу звонящих людей. Там было человек двадцать. Были погибшие и раненые. Мы раз чудом избежали обстрела. Ушли и через пятнадцать минут начался обстрел этого места. Еще людям везло, что укры стрелки никакие. Снаряды ложились или с перелетом или недолетом и люди успевали убежать. Но колени и локти, падая на землю при обстрелах, ободрали многие.

 После таких обстрелов ополчение начало прогонять людей, не давать собираться людям в большие группы. Но разве нашего человека можно чем нибудь испугать?

На Кировской подстанции восстановили уже один трансформатор. Занимаются вторым. Благодаря нашим доблестным электрикам у нас появился свет и я могу выходить в интернет. Мы в большом долгу перед этими людьмим.